Персональный сайт православного апологета,
изучающего современные секты, лжерелигии и суеверия.

Шоу-гуру Шри Чинмой

Отцом лжи Священное Писание называет дьявола (Ин.8:44), ищущего кого поглотить (1Пет.5:8), а потому «… всякая ложь не от истины» (1Ин.2:21). Зло бодрствует, прельщая вкрадчивыми словами (Кол.2:4) неутвержденные души (2Пет. 2:14), о чем предупреждает Священное Писание: «Смотрите, братия, чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу» (Кол.2:8); «Учениями различными и чуждыми не увлекайтесь; ибо хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами, от которых не получили пользы занимающиеся ими» (Евр.13:9). Одной из самых страшных видов лжи является та, которая уводит человека от Бога и приводит к поклонению идолам, так как «…идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога» (Еф.5:5). К сожалению, в современном мире нет недостатка в живых идолах, об одном из них и пойдет речь в данной работе. Его имя  Чинмой Кумар Гош.

Главный вопрос, на который мы попытаемся ответить в статье, заключается в следующем: можно ли назвать Чинмоя Кумар Гоша, основателя организации «Центр Шри Чинмоя», духовным учителем? Критериями, на основании которых мы попытаемся найти ответ, будут: правдивость слов этого человека (как выше уже было сказано, ложь, с точки зрения христиан, имеет своим источником дьявола, а потому человек, проповедующий ложь, духовным учителем именоваться не может), а также, помня слова апостола Павла – «Будьте подражателями мне, как я Христу» (1Кор.11:1), – посмотрим, можно ли найти что-нибудь общее между служением Христа и деятельностью Чинмоя. Учитывая, что в книгах Чинмой для обоснования своих идей нередко ссылается на авторитет Священного Писания, посмотрим, насколько Библия согласуется с его учением. Но сначала бросим взгляд в прошлое и познакомимся с биографией героя нашей сегодняшней беседы.

Чинмой Кумар Гош родился 27 августа 1931 года в маленькой индийской деревне Шакпура, штат Бенгалия[1].  В 13 лет, после смерти родителей, Чинмой со своими братьями и сестрами поселяется в ашраме (общине) Шри Ауробиндо в Пондишери (нынешнее Путтучери), где проводит 20 лет. В 1964 году Чинмой приезжает в Нью-Йорк и несколько лет работает в индийском консульстве. В то время в Америке восточные  учения пользовались неслыханной популярностью, поэтому Чинмой решает изменить сферу своей деятельности. В 1967 году он начинает публично выступать, а в 1970 году регистрирует созданную им организацию. Чему же он учит?

Прежде всего, кем Чинмой себя считает? Обратившись к его книгам, мы узнаем, что он считает себя Учителем (с заглавной буквы), достигшим «богоосознания»: «Я – Учитель. Сознание Бого-осознания написано на моем лице и в моих глазах…Вы получите гораздо больше вдохновения, глядя на меня, а не куда-то еще»[2].

Учение Шри Чинмоя не отличается большой оригинальностью, в частности он полностью разделяет учение о духовном единстве всех религий, общее для всего движения New Age[3]: «Истинная духовность не станет требовать отказа ни от какой религии. Если вы останетесь верны своей религии и ведете духовный образ жизни, вы сумеете бежать к цели очень быстро. Ваша собственная религия даст вам твердую уверенность в правильности того, что вы делаете. С другой стороны, вы можете почувствовать необходимость превзойти рамки религии. В любом случае, ваша цель – осознание Бога, воплощающего все религии и, в то же время, находящегося гораздо выше их»[4]. С  точки зрения Чинмоя, объект поклонения совершенно неважен: «Кому бы мы ни поклонялись – Христу или Будде, входной двери или земле – мы поклоняемся Единому Абсолюту»[5]. Возможно, для Чинмоя нет разницы между «входной дверью» и Христом, но христианский взгляд на этот вопрос принципиально отличается от чинмоевского: поклонение кому-либо, помимо Бога, есть поклонение идолу, однако «…идол в мире ничто, и что нет иного Бога, кроме Единого» (1Кор.8:4). Когда сатана, искушая Христа, призвал Его себе поклониться, Христос ему ответил: «отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф.4:10). Разделяй Христос концепцию Чинмоя, Его ответ сатане был бы иным.

Чинмой проповедует пантеизм: «…Бог – это все, Бог во всем и за пределами всего»[6]; «Род людской является органом и частью Бога»[7]; «Творец и творение есть одно, неразделимое»[8]; «Бог Любовь пребывает внутри всего, что мы видим»[9]. Священное Писание также учит, что нет места, лишенного Божественного присутствия: «Может ли человек скрыться в тайное место, где Я не видел бы его? говорит Господь. Не наполняю ли Я небо и землю? говорит Господь» (Иер.23:24). Но утверждение о том, что Творец и творение суть одно, с христианской точки зрения, является ложным. Бог творит мир из ничего (2Мак. 7:28)[10]. Человек творится из «праха земного» (Быт.2:7). Природа Бога и человека, согласно Священному Писанию, отличны, а не тождественны. Человек не является «частью» Бога, Его «органом», как учит Чинмой, и уж тем более нельзя сказать, что «Творец и творение есть одно». Человек творится по образу Божию (Быт.1:26), но дарованный образ не есть тождественность Первообразу, прояснение этого образа до подобия бесконечно: «Мы же все, … взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу» (2 Кор. 3:18). Если же допустить, что Библия лжет, то в таком случае неясно, зачем же Чинмой обращается к ее текстам?

Естественным проявлением пантеистического учения является утверждение человекобожия. Чинмой пишет: «…когда он (ищущий Бога. – В.П.) осознает Бога, он понимает, что он и Бог едины и во внутренней, и во внешней жизни (выделено нами. – В.П.). Осознание Бога означает отождествление со своим абсолютно высочайшим «Я»»[11]; «Ваша душа, ваш Учитель и Всевышний извечно одно (выделено нами. – В.П.)…»[12]. Здесь Чинмой фактически разделяет мнение всех оккультистов[13] и большинства неоиндуистов[14], в том числе последователей философии адвайта-веданты. Эта мнение заключается в том, что «высшее я» человека, его душа, по природе тождественна Абсолюту, Богу: по сути, «высшее я» человека и есть Бог. Аналогичные утверждения мы можем найти у Блаватской, основательницы теософии: ««Высшее Я» — это дух не мой и не ваш, но подобный солнечному свету, сияющему для всех. Это повсюду распространённое «божественное начало», неотделимое от единого и абсолютного Мета-духа, подобно тому, как луч неотделим от света… «Высшее Я» на самом деле есть Брахман[15], Абсолют, и неотличимо от него»[16]. То, что естественно для неоиндуизма и для оккультизма, абсолютно чуждо христианству. Душа человека («высшее я» в системах оккультизма и неоиндуизма), согласно христианскому вероучению, тварна, а значит, изначально никак не может быть единосущна Абсолюту[17]. Тело и душа человека творятся одновременно[18], следовательно, душа имеет начало, Бог же вечен (Иер. 10:10) и начала не имеет. Священное Писание прямо говорит о том, что Господь неизмеримо выше нас: «Бог выше человека» (Иов. 33:12); «Все народы пред Ним как ничто…» (Ис. 40:17); «благословил я Всевышнего, восхвалил и прославил Присносущего, Которого владычество – владычество вечное, и Которого царство – в роды и роды. И все, живущие на земле, ничего не значат» (Дан. 4:31-32). Каждому же претенденту на единство с Богом «во внутренней (!), и во внешней жизни» можно адресовать следующие слова Господа: «… кто сей, омрачающий Провидение словами без смысла?  Препояшь ныне чресла твои, как муж: Я буду спрашивать тебя, и ты объясняй Мне:  где был ты, когда Я полагал основания земли? Скажи, если знаешь … . На чем утверждены основания ее, или кто положил краеугольный камень ее,  при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии восклицали от радости?  … . Давал ли ты когда в жизни своей приказания утру и указывал ли заре место ее,  чтобы она охватила края земли и стряхнула с нее нечестивых,… чтобы отнялся у нечестивых свет их и дерзкая рука их сокрушилась? Нисходил ли ты во глубину моря и входил ли в исследование бездны?  Отворялись ли для тебя врата смерти, и видел ли ты врата тени смертной? … Объясни, если знаешь все это. …  Можешь ли посылать молнии, и пойдут ли они и скажут ли тебе: вот мы?  Кто вложил мудрость в сердце, или кто дал смысл разуму?» (Иов. 38:2-4, 6-7, 12-17, 18b, 35-36). Ни о какой боготождественности, с точки зрения человека, доверяющего авторитету Священного Писания, невозможно говорить, так как  «даже луна, и та несветла, и звезды нечисты пред очами Его. Тем менее человек, [который] есть червь, и сын человеческий, [который] есть моль» (Иов. 25:5-6). Предстоя перед Лицом вечного, всесвятого, всеблагого и всемогущего Бога, человек осознает Его величие: «И отвечал Иов Господу и сказал: вот, я ничтожен» (Иов. 39:33-34). «Вседержитель! мы не постигаем Его. Он велик силою, судом и полнотою правосудия. …Посему да благоговеют пред Ним люди, и да трепещут пред Ним все мудрые сердцем!» (Иов. 37:23-24), «велики и чудны дела Твои, Господи Боже Вседержитель! Праведны и истинны пути Твои, Царь святых!  Кто не убоится Тебя, Господи, и не прославит имени Твоего? ибо Ты един свят. Все народы придут и поклонятся пред Тобою» (Откр. 15:3-4). Кстати, если «высшее я» человека тождественно Богу, то следующее утверждение Чинмоя выглядит странным даже в рамках той вероучительной системы, которой он сам придерживается: «Мы очень часто совершаем ошибки, а Он все прощает и прощает»[19]. Кого здесь Чинмой имеет в виду, говоря «мы»? Кого прощает «Он», если Он и есть «высшее я» человека? Самого себя? Ярче всего в этом вопросе проявляется истинная причина столь активной проповеди сторонниками New Age данного учения. Дело в том, оно уводит людей от Христа: если «высшее я» человека есть Бог, значит, Иисус Христос не является Единственным Спасителем человечества, как учит Священное Писание (Деян.4:11), а каждый человек, раскрывший в себе это «я», становится «спасителем» себя самого. Фактически это философия богоборчества.

Чинмой пишет: «…когда я общаюсь с представителями Западного мира, я использую термин, который вам ближе, потому что чувствую, что так мне будет легче делиться своим опытом»[20]. Что ж, желание говорить с людьми на понятном  им языке вполне оправдано, так поступал, например, апостол Павел: «…для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных» (1Кор.9:20). Но если при этом подменяется смысловое значение терминов, и аудитория не ставится об этом в известность, то эти действия иначе как обманом назвать нельзя. Например, если сказать, что индуисты, как и христиане, ищут духовного совершенства, это будет верно, но если поставить знак равенства между христианским понятием «Бог» и индуистским «Брахман», то это не будет соответствовать действительности, так как Бог христиан – Личность, Брахман же безличностен. Используя терминологию чуждой религиозной культуры, нужно быть очень осторожным, чтобы не допустить подмены понятий. Как справляется с этой нелегкой задачей Шри Чинмой?

 Например, главной духовной практикой, по Чинмою, является медитация. Само слово «медитация» в переводе с латинского (meditatio) означает размышление, от meditari – обдумывать, размышлять[21]. Читая труды Чинмоя, находим: «Размышление не имеет ничего общего с медитацией»[22]. Чинмой, как и все представители New Age, производит подмену понятий: позаимствовав  у Римо-Католической Церкви[23] термин «медитация», он наполняет его несвойственным ему смыслом. Если в приведенный цитате Чинмоя слово «медитация» заменить его переводом, то получится абсурд: «Размышление не имеет ничего общего с размышлением».  Что же Чинмой понимает под медитацией? Снова обратимся к его трудам: «В медитации мы отождествляем себя с Безбрежным Простором, с Абсолютом… . Цель медитации – объединить, расширить, просветлить и увековечить наше сознание»[24]. Медитация, по Чинмою, это отождествление, но, несмотря на то, что Чинмой  пишет об Абсолюте, в действительности он призывает медитировать перед своим собственным изображением, считая, что через него проявляется Абсолют: «Сфокусируйте свое внимание на изображение. Вы можете смотреть на фотографию своего Учителя (для последователей Чинмоя – на фотографию их гуру. – В.П.) или на свое отображение в зеркале. Если вы концентрируетесь на своем собственном отражении, почувствуйте, что вы полностью одно с тем физическим существом, которое вы видите»[25]. Зададимся другим вопросом: если Чинмой призывает концентрироваться своих последователей на их собственных отражениях в зеркале для того, чтобы они могли почувствовать себя единым целым с тем существом, которое они видят, то есть с самими собой, значит ли это, что последователи Чинмоя страдают раздвоением личности, свойственным больным шизофренией? Но как могло случиться, что психически нездоровые люди массовым потоком пополняют ряды чинмоевцев? Может быть, они нашли в его учении что-то близкое себе?  Шри Чинмой пишет: «Прежде, чем начнете медитировать, попытайтесь вообразить пламя внутри вашего сердца»[26]. Призыв Чинмоя мысленно представлять какое-либо изображение в медитативных целях прямо противоречит учению святых отцов Православной Церкви о молитве: «…сам от себя не строй воображений, и которые сами строятся, не внимай тем и уму не позволяй напечатлевать их в себе»[27]. В Православии визуализация во время молитвы рассматривается, как прямой путь к прелести, ложной духовности, в свете чего нетрудно предположить, как бы определили духовный путь последователя Шри Чинмоя православные подвижники.

Обратим внимание на критерии истинности духовной практики, предлагаемые Чинмоем. Он пишет: «Никто не принес вам хороших вестей, никто не дал вам никаких подарков, никто не выразил никакой признательности или восхитился вами, никто ничего для вас не сделал, но у вас появится внутреннее чувство восторга. Если это происходит, тогда знайте, что вы медитируете правильно»[28]; «Вы также можете узнать, была ли у вас хорошая медитация, по своему самочувствию. Если покой, свет, любовь и радость выходят изнутри на передний план как результат медитации, тогда знайте, что вы медитировали хорошо»[29]. Главный критерий истины медитации, по Чинмою, – ощущение восторга, покоя, радости. Но вспомним моление Христа в Гефсиманском саду:  «И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился, говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет. Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его. И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю» (Лк.22:41-44). Интересно, как можно в рамках критериев истинности молитвы Чинмоя квалифицировать молитву Христа, во время которой  по Его лицу стекали капли кровавого пота? 

Подобным же образом Чинмой считает позитивные эмоции знаком Божественного произволения: «Как мы можем узнать, что что-то является Волей Бога? Когда что-то является Волей Бога, мы почувствуем своего рода внутреннюю радость или удовлетворение перед тем, как мы начнем делать это. Во время работы мы также получим радость»[30].  Но человеческие чувства субъективны, люди легко внушаемы, и для человека с неочищенным от страстей сердцем пытаться определить волю Бога означает обрекать себя на духовное самоубийство. Для православного человека очень важно не верить своему сердцу: «Мы отнюдь не должны веровать своему сердцу; ибо кривое правило и прямое кривит»[31]. Священное Писание дает другой критерий истины: «Иисус … сказал: Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня;  кто хочет творить волю Его, тот узнает о сем учении, от Бога ли оно, или Я Сам от Себя говорю» (Ин.7:16-17). «Тогда сказал Иисус…: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики. И познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8:31-32); «Откровения Твои, которые Ты заповедал, – правда и совершенная истина» (Пс.118:138); «Дела рук Его – истина и суд; все заповеди Его верны, тверды на веки и веки, основаны на истине и правоте» (Пс.110:7-8); «Освяти их истиною Твоею; слово Твое есть истина» (Ин.17:17).

Каково учение Чинмоя о молитве? Принимая во внимание христианское происхождение большинства своих западных последователей, Чинмой использует простой прием, с одной стороны, позволивший ему дискредитировать молитву, а с другой – не оттолкнуть сразу же людей, воспитанных в рамках христианства. Чинмой пишет: «Молитва… очищает ум, который всегда подвержен сомнению, страху, тревоге и беспокойству…»[32].  В его трудах можно найти еще немало положительных высказываний о молитве. Все было бы хорошо, если бы Чинмой не разъяснил свое подлинное понимание молитвы: «В наших молитвах… мы также всегда ощущаем самих себя, если можно так выразиться, просящими у Бога подаяния… Но в медитации мы не просим Бога ни о помощи, ни о каком даре или божественном качестве, мы просто входим в море Его Реальности»[33]. Как видим, молитва второстепенна по отношению к медитации: «Если кто-то продвинулся в медитации, молитва перестает быть необходимой»[34]. Фактически молитва по методу Чинмоя превращается в практику самовнушения: «чтобы ваша молитва была наиболее успешной,  она должна быть внешне неслышной, но вы можете составить предложение из нескольких слов, которое убедит ваш устремленный ум»[35]. Человек уже не беседует с Богом, а «убеждает свой ум»: «если вам нужнее божественный покой, тогда, пожалуйста, внутренне пойте или повторяйте про себя слово «покой». Произнося это, постарайтесь услышать космический звук, который это воплощает. Почувствуйте что «покой» – звук-семя, отдающийся очень глубоко внутри у вас в  сердце. Если вы хотите света, тогда, пожалуйста, повторяйте «свет, свет, свет» очень одухотворенно и почувствуйте, что вы действительно стали светом»[36]. Когда Чинмою задали вопрос, молится ли он, он ответил: «Если быть совершенно откровенным с вами, я не молюсь; так же я не нуждаюсь и в медитации, хотя я медитирую»[37]. Если Чинмой не нуждается в молитвах, то Христос, как известно, часто обращался с молитвой к Богу-Отцу: «… Он уходил в пустынные места и молился» (Лк.5:16). Однако, учитывая представление Чинмоя о Боге и его самообожествление, отказ от молитвы этого «духовного учителя», возможно, к лучшему, так как «кто отклоняет ухо свое от слушания закона, того и молитва – мерзость» (Прит.28:9).

Не чужд Чинмой и магизма, например, он призывает пользоваться мантрами: «Мантра – это магическая формула… .  Мантра отражает определенный аспект Бога и каждая мантра имеет специальное значение и внутреннюю силу»[38]. Одной из главных мантр он считает мантру Ом: «ОМ – это единый, неделимый звук; это вибрация Всевышнего. ОМ – это звук-источник Вселенной…. ОМ – это одна буква на санскрите, представленная на английском тремя буквами (AUM)…»[39]. В благоговении перед этой магической мантрой с Чинмоем солидарны индуисты[40] и оккультисты: «АУМ, как высшая вибрация, может звучать для настроения психической энергии»[41]; «Великий «Аум» есть психическая энергия, питаемая праною»[42]. Мантры (согласно учениям, их использующим), в отличие от православных молитв, действуют сами по себе, своей собственной силой, что свойственно магическим заклинаниям[43]. Магизм абсолютно чужд православному вероучению о молитве[44], тварь без Творца – ничто: «…без Меня не можете делать ничего» (Ин.15:5). Поэтому, молясь, христианин получает помощь от Бога, а не от магической силы молитвы.

Как выше уже указывалось, Чинмой для подтверждения своего учения цитирует Священное Писание. Посмотрим, каким образом. Чинмой пишет: «Иисус Христос сказал: «Блаженны не видевшие и уверовавшие». Те, кто верит только тому, что можно увидеть человеческими глазами, вкушает только половину плода. Подвергнуть Истину исследованию – значит потерять ее. С Истиной можно лишь отождествиться. В этом заключается высокий смысл изречения Христа о вере и сомнении»[45]. Чинмой цитирует следующий стих из Евангелия от Иоанна: «Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин.20:29). Из комментария к стиху видно, что Чинмой усматривает в последнем призыв к отождествлению с истиной, как нетрудно догадаться, под средством познания «истины» здесь понимается медитация перед его фотографией. Но присутствует ли этот смысл в первоисточнике? Прочитаем этот фрагмент Евангелия целиком: «Фома же, один из двенадцати, называемый Близнец, не был тут с ними, когда приходил Иисус. Другие ученики сказали ему: мы видели Господа. Но он сказал им: если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. После восьми дней опять были в доме ученики Его, и Фома с ними. Пришел Иисус, когда двери были заперты, стал посреди них и сказал: мир вам! Потом говорит Фоме: подай перст твой сюда и посмотри руки Мои; подай руку твою и вложи в ребра Мои; и не будь неверующим, но верующим. Фома сказал Ему в ответ: Господь мой и Бог мой! Иисус говорит ему: ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие» (Ин.20:24-29).  Стих «блаженны невидевшие и уверовавшие» относится, скорее, к тем людям, которые будут лишены возможности видеть Господа во плоти, но уверуют в Воскресение Христа по свидетельству апостолов. Толкование же Чинмоя приведенного евангельского отрывка некорректно. Фактически Чинмой использует любимый прием оккультистов и неоиндуистов, которые вырывают цитаты из Священного Писания и интерпретируют их так, как им того хочется, вне зависимости от смысла, заложенного в первоисточнике[46].

Понятие «любовь» трактуется Чинмоем принципиально отлично от христианства. Чинмой пишет: «Ненависть – это завуалированная форма любви. Вы можете ненавидеть лишь того, кого вам на самом деле хотелось бы полюбить…»[47]. Христиане отнюдь не считают, что ненависть есть завуалированная любовь. Это нетрудно понять, познакомившись с учением Священного Писания по этому вопросу: «Ненависть возбуждает раздоры, но любовь покрывает все грехи» (Прит.10:12); «ненависть, убийства, пьянство, бесчинство и тому подобное. Предваряю вас, как и прежде предварял, что поступающие так Царствия Божия не наследуют» (Гал.5:21); «Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1Ин.3:15). Ненависть есть грех, а, согласно Священному Писанию «кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил» (1Ин.3:8).

Одной из главных добродетелей христианства является смирение, пример которого  нам подал Сам Христос (Мф.11:29). Св. Антоний Великий писал о смирении: «Смирение же состоит в том, чтоб человек считал себя грешником и думал, что он ничего доброго не делает перед Богом, чтоб прилежал молчанию и себя вменял ни во что, чтоб не упорствовал ни перед кем, настаивал на своем слове, чтоб отлагал свою волю, лицо опускал долу, смерть имел перед очами, остерегался лжи, пустых не произносил слов, …терпеливо сносил обиды и нудил себя благодушно переносить всякие притрудности и прискорбности. Постарайся, брат, соблюдать сии правила, чтоб не была бесплодной жизнь твоя»[48]. Что под смирением понимает Чинмой? Обратимся к его трудам: «Смирение – настоящий секрет духовной жизни… . Это чувство нашего священного единства с человечеством. Истинное смирение – это расширение нашего сознания…»[49]; «Смирение значит – приносить радость другим. Здесь, на земле, мы хотим получать радость. Но как? Настоящую радость нам приносит самоотдача, а не обладание или демонстрация собственного превосходства. Когда мы даем возможность другим получить радость, то мы чувствуем, что наша радость становится более полной, более совершенной, более божественной. Давая другим почувствовать, что они важны в равной степени или более, мы проявляем истинное смирение»[50]. Как видим, смирение, по Чинмою, это чувство «единства с человечеством», «расширение сознания», а также потакание чужой гордыне. Да, Православию известно смирение своей гордыни перед окружающими: «Знай, что смирение есть не иное что, как чтоб всех людей почитать лучшими себя»[51], потому что Церковь наставляет христианина быть внимательным к своей духовной жизни, бороться с собственными страстями, в том числе и гордостью, но Она  отнюдь не учит подпитывать чужую гордыню, становясь участником погибели души человеческой. Если бы Чинмой лучше был знаком с текстами  Священного Писания, которое он использует при написании своих книг, то он мог бы узнать, что «погибели предшествует гордость…» (Прит.16:18). Впрочем, учитывая, что в себе Чинмой видит Живого Бога на Земле, скромность явно не принадлежит к числу его достоинств. Священное Писание учит нас смирению, но в то же время предостерегает и от греха человекоугодия: «У людей ли я ныне ищу благоволения, или у Бога? людям ли угождать стараюсь? Если бы я и поныне угождал людям, то не был бы рабом Христовым» (Гал. 1:10). О лукавстве человекоугодия Христианская Церковь знает с первых веков Своего существования: «О как вкрадчива и как незаметна страсть человекоугодия, она обладает и мудрыми! Ибо действия прочих страстей легко бывают видны исполняющим оные и потому приводят одержимых ими к плачу и смиренномудрию, а человекоугодие прикрывается словами и видами благочестия, так что людям, которых оно обольщает, трудно рассмотреть его видоизменения»[52]. Не относятся ли эти слова и к проявлению того «истинного смирения», которому учит Чинмой?

Чем  невежественнее человек, тем проще им манипулировать. Поэтому некоторые секты стремятся оградить своих последователей от излишней обремененности знаниями, к их числу относятся, например, «Свидетели Иеговы», которые не поощряют своих членов получать образование, считая, что оно может помешать адептам секты заниматься своей главной и непосредственной обязанностью – способствовать распространению учения Сторожевой Башни[53]. Аналогичен подход Чинмоя: «Лучше не читать книги, написанные профессорами, учеными и последователями которые все еще в пути и не достигли просветления»[54]. Степень «просветления», надо полагать, оценивает сам Чинмой.

Известный исследователь сект, психолог Стивен Хассен[55], утверждает, что фактически все секты манипулируют своими членами, внушая им страх.  Он пишет: «Внушение фобий – самая мощная отдельно взятая методика, используемая культами в целях превращения адептов в послушных рабов. Я встречался с громадным числом людей, давно разуверившихся в лидере и доктрине, но не способных уйти из группы вследствие психологической беспомощности перед внушенными им бессознательными страхами»[56].

Запугивает адептов своего движения и Чинмой: «Я хочу, чтобы каждая моя просьба воспринималась вами как приказ господний. Если вы не станете повиноваться мне, у вас сначала разрушится душа, а потом вы умрете физически»[57]. Будет ли легко покинуть организацию Чинмоя человеку, которому внушили, что за этот уход он заплатит жизнью?

Небезынтересна реакция людей на фотографию Чинмоя, примечательнее всего то, что о ней свидетельствует сам Чинмой: «Очень часто люди говорят, что они напуганы моим портретом. Но они не боятся моего портрета. Это вопрос только того, готовы ли они отказаться от своих старых привычек и старой жизни»[58]. Объяснение Чинмоя этого страха перед его фотоснимком весьма показательно: Чинмой фактически исключает  возможность отринуть его, что является одним из признаков сектантства[59]. Секта всегда права, если человек в секте не получил то, что она обещала, то виновата не секта, а человек: «Так вы считаете, что Учитель не реализован, только потому, что кто-то из учеников покинул его? Нет, это собственные несовершенства и ограничения уводят устремленных от их Учителей»[60].           

Чинмоя можно назвать шоу-гуру, или поп-гуру. Он неустанно занимается саморекламой, причем делает это чрезвычайно банальными способами. Например, он всеми правдами и неправдами фотографируется рядом со знаменитостями, не имеющими никакого отношения к его деятельности[61]. Затем эти фотографии публикуются и тем самым повышают рейтинг Чинмоя не только среди его последователей, но и среди всех тех, кто с ним так или иначе соприкасается. Некогда имевшее место сотрудничество Чинмоя в индийском консульстве позволило ему без особого труда завести знакомства среди тех, кто работает в ООН. Создавая иллюзию сопричастности изображенных на фотографиях людей к его деятельности, Чинмой сознательно вводит своих последователей в заблуждение. Например, какое отношение к деятельности Чинмоя имеет папа Римский, с которым Чинмой сфотографировался во время одного из открытых приемов, когда к понтифику может подойти любой человек? Никакого! Однако эта фотография тиражируется чинмоевцами, несмотря на все просьбы Ватикана этого не делать[62]. Примером недобросовестной популяризации Чинмоя могут служить его заявления о том, что он является «учителем медитации ООН»[63]. В действительности Чинмой арендует, как и множество других гуру, в здании ООН помещение, которое сдается для религиозных целей всем желающим [64]. Однако «учитель медитации ООН» звучит громко, потому Чинмой продолжает мистифицировать людей помпезными  званиями, за которыми ничего не стоит. Тщеславие Чинмоя ищет проявления и на внерелигиозной почве. Чинмой стремился попасть в книгу рекордов Гиннеса, например, пытаясь построить в Германии самый большой барабан или изготовить самую большую гирлянду[65]. Активно Чинмой популяризирует себя в роли суперспортсмена: то он «поднимает» груз, массой более трех тонн, то демонстрирует необыкновенную прыгучесть, запрыгивая на платформу, находящуюся на высоте кухонного стола[66]. Разумеется,   все эти «подвиги» Чинмоя не доказали бы его божественность, даже если бы он действительно их совершил. Например, некоторые учителя буддизма способны сдвигать огромные тяжести. Известен случай, когда некий буддийский аскет с такой силой толкнул «переводчика» путешественницы по Тибету Александры Дэвид Неэль, что человек ударился о стену,  причем буддист  даже не прикоснулся к нему, осуществив удар за счет магической силы. Известны такие случаи и среди последователей даосизма[67]. Несмотря на то, что буддисты, как и даосы, не верят в Бога[68], это не мешает им демонстрировать аномальные способности подобного рода. О чудесах, творимых людьми, отвергающими Бога, можно найти упоминание и в Священном Писании: «Находился же в городе некоторый муж, именем Симон, который перед тем волхвовал и изумлял народ Самарийский, выдавая себя за кого-то великого» (Деян.8:9), «Моисей и Аарон пришли к фараону, и сделали так, как повелел Господь. И бросил Аарон жезл свой пред фараоном и пред рабами его, и он сделался змеем.  И призвал фараон мудрецов и чародеев; и эти волхвы Египетские сделали то же своими чарами: каждый из них бросил свой жезл, и они сделались змеями» (Исх. 7:10-12). Поэтому само по себе чудо не всегда может служить доказательством истины.

 Несмотря на то, что Чинмой пытается выдать себя за бессребреника, это не мешает ему активно заниматься бизнесом; только в Нью-Йорке Шри Чинмою принадлежат несколько кварталов[69]. Претендуя на роль духовного «Учителя», он является владельцем издательств, магазинов и даже имеет собственный ресторан[70]. Что можно сказать, сравнивая Чинмоя с Тем, Кого христиане считают своим Единственным духовным Учителем? Христу чужда была та дешевая популярность, к которой стремится Чинмой. Несмотря на то, что Он совершал великие чудеса: воскрешал мертвых (Мф.9:25), исцелял неизлечимо больных (Мк.1:42), превращал воду  вино (Ин.2:3-11), Он не кичился этим, не стремился к славе: «… если Я Сам Себя славлю, то слава Моя ничто. Меня прославляет Отец Мой, о Котором вы говорите, что Он Бог ваш» (Ин.8:54). Во время Своей земной жизни Христос не имел  богатства: «…лисицы имеют норы и птицы небесные – гнезда, а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Мф.8:20), наоборот, Он учил, что «никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и мамоне» (Мф. 6:24).

В начале статьи мы говорили о том, что Чинмой разделяет учение о духовном единстве всех религий, ведущих к Единому Богу. Означает ли это что, например, можно быть его последователем и при этом оставаться христианином? Нет! Чинмой пишет: «Ищущим, следующим разными путями, не рекомендуется медитировать вместе»[71]; «Если вы занимаетесь духовной дисциплиной под руководством Учителя, всегда желательно отказаться от вашей связи с другими путями»[72]. Слова о «братстве религий» на поверку оказываются у Чинмоя не более чем рекламой собственной несуществующей толерантности. С помощью таких заявлений Чинмой создает себе благоприятную в глазах современного общества репутацию, на практике  отвергая «братство религий». Впрочем, это популярный прием многих псевдо-гуру[73].

В нашей статье уже несколько раз прозвучало слово «секта». Можно ли назвать Чинмоя создателем секты? Мы уже убедились в том, что Чинмой внушает фобии своим ученикам, призывает их к безоговорочному подчинению себе, занимается откровенной саморекламой путем обмана людей, не признает права своих последователей усомниться в его учении, откровенно лжет, проповедуя  «братство религий», в реальности же  отвергая его. Чинмой использует много христианских понятий, но, изменяет их изначальный смысл, обосновывая собственные идеи вырванными из контекста фрагментами Священного Писания. Все перечисленные признаки присущи сектам. Но и это не все. Когда  в Австрии издали брошюру «Секты – защита в знании», в которой организация Чинмоя была откровенно названа сектой, чинмоевцы возбудили судебный процесс против  издателя этого буклета, пытаясь остановить его распространение, однако венский суд, рассмотрев дело, подтвердил право издателя называть организацию Шри Чинмоя сектой[74].

Завершая статью, хочется напомнить читателям предупреждение Христа: «многие лжепророки восстанут, и прельстят многих» (Мф.24:11). Помня это, не стоит быть «…более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения» (Еф.4:14).

 


[1] Биография приводится по книге: Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Т.4. Восточно-мистические группы. Часть 1. М., Паломник. С.232.

[2] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.245.

[3] См.: Дворкин А.Л. Сектоведение. Нижний Новгород. Изд. Братства во имя св. Князя Александра Невского. 2003.

[4] Шри Чинмой. Крылья радости. М., Центр Шри Чинмоя. С.19.

[5] Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Т.4. Восточно-мистические группы. Часть 1. М., Паломник. С.227.

[6] Шри Чинмой. Детское сердце и детские мечты. М., Центр Шри Чинмоя. С.49.

[7] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.212.

[8] Шри Чинмой. Ежедневные цветы моего сердца. М., Центр Шри Чинмоя. 1992. С.181.

[9] Там же. С.192.

[10] Архимандрит Алипий (Кастальский-Бороздин), Архимандрит Исайя (Белов).

Догматическое богословие. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. С.161.

[11] Шри Чинмой. Крылья радости. М., Центр Шри Чинмоя. С.17.

[12] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.182.

[13] См.: Питанов В.Ю. Суд совести: агни-йога против христианства.

[14] См.: Питанов В.Ю. Идолы неоиндуизма: Шри Рамакришна и Свами Вивекананда.

[15] Брахман – это безличная абсолютная реальность, основа всего сущего в индуизме. См.: Индуизм. Джайнизм. Сикхизм. Словарь. Под общей редакцией Альбедиль М.Ф. М., Республика. 1996. С.80.

[16] Блаватская Е.П. Ключ к теософии. http://www.theosophy.ru/lib/key-theo.htm

[17] Архимандрит Алипий (Кастальский-Бороздин), Архимандрит Исайя (Белов).

Догматическое богословие. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. С.212.

[18] Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. М., Индрик. 2002. С.209.

[19] Шри Чинмой. Крылья радости. М., Центр Шри Чинмоя. С.129.

[20] Там же. С.18.

[21] Баш Л.М., Боброва В.В., Вечеслова Г.Л., Кимягарова Р.С., Сендровиц Е.М. Современный словарь иностранных слов: толкование, словоупотребление, этимология. М., Цитадель-трейд. 2002. С.511.

[22] Шри Чинмой. Детское сердце и детские мечты. М., Центр Шри Чинмоя. С.55.

[23] См.: Питанов В.Ю. Введение в сектоведение.

[24] Шри Чинмой. Крылья радости. М., Центр Шри Чинмоя. С.59.

[25] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.45.

[26] Там же. С.44.

[27] Св. Григорий Синаит. Добротолюбие.Т.5. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1993. С. 233.

[28] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.127.

[29] Там же. С.128.

[30] Шри Чинмой. Ежедневные цветы моего сердца. М., Центр Шри Чинмоя. 1992. С.324.

[31] Преподобного отца нашего аввы Дорофея Душеполезные поучения и послания. Свято-Троице-Сергиева Лавра. 1900. С. 188 / Цит. по: Игумен Петр Бирюков. Нравственное совершенствование христианина по заповедям блаженств Спасителя. Свято-Успенская Жировицкая обитель. 1997. С.116

[32] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.91.

[33] Там же. С.93-94.

[34] Там же. С.95.

[35] Там же. С.98.

[36] Шри Чинмой. Детское сердце и детские мечты. М., Центр Шри Чинмоя. С.58.

[37] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.100.

[38] Там же. С.103.

[39] Там же. С.106.

[40] См.: Индуизм. Джайнизм. Сикхизм. Словарь. Под общей редакцией Альбедиль М.Ф. М., Республика. 1996. С.317.

[41] Живая этика. АУМ. 561.

[42] Живая этика. Община. 221.

[43] Питанов В.Ю. Грани оккультизма: от герметизма до магии и экстрасенсорики.

[44] Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. М., Изд. Сретенского монастыря. 2002. С.291.

[45] Шри Чинмой. Крылья радости. М., Центр Шри Чинмоя. С.50.

[46] См.: Питанов В.Ю. Суд совести: агни-йога против христианства.

[47] Шри Чинмой. Крылья радости. М., Центр Шри Чинмоя. С.104.

[48] Св. Антоний Великий. Добротолюбие.Т.1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1993. С.108

[49] Шри Чинмой. Крылья радости. М., Центр Шри Чинмоя. С.64.

[50] Там же. С.76.

[51] Св. Антоний Великий. Добротолюбие. Т.1. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1993. С. 111

[52] Св. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т.1. Наставления св. Марка, извлеченные из других его слов. Свято-Троицкая Сергиева Лавра. 1993. С. 507

[53] Дворкин А.Л. Сектоведение. Нижний Новгород. Изд. Братства во имя св. Князя Александра Невского. 2003. С.179.

[54] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.17.

[55] См.: Хассен С. Освобождение от психологического насилия. СПб., Прайм-Еврознак. 2001.

[56] Хассен С. Освобождение от психологического насилия. СПб., Прайм-Еврознак. 2001. С.267.

[57] Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Т.4. Восточно-мистические группы. Часть 1. М., Паломник. С.273.

[58] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.239.

[59] См.: Дворкин А.Л. Сектоведение. Нижний Новгород. Изд. Братства во имя св. Князя Александра Невского. 2003. 83.

[60] Шри Чинмой Учитель и ученик. Проникновение в суть отношений Гуру-ученик. С.11. // Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Т.4. Восточно-мистические группы. Часть 1. М., Паломник. С.226.

[61] Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Т.4. Восточно-мистические группы. Часть 1. М., Паломник. С.234.

[62] Там же. С. 234

[63] Там же. С.234

[64] Там же. С.234.

[65] Там же. С.233.

[66] Там же. С.236.

[67] Лю Гуань Юй. Секреты китайской медитации // Даоская йога. Бишкек. МП «Одиссей», Гл. Ред. КЭ. 1993. С.172.

[68] См.: Дин Халверзон. Краткий путеводитель по мировым религиям. СПб., Шандал. 2000.

[69] Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Т.4. Восточно-мистические группы. Часть 1. М., Паломник. С.235.

[70] Там же. С.233.

[71] Шри Чинмой. Медитация. М., Центр Шри Чинмоя. 1993. С.189.

[72] Там же. С.227.

[73] См.: Питанов В.Ю. Миф о «братстве религий», как метод борьбы с традиционными религиями.

[74] Куликов И. Новые религиозные организации России деструктивного, оккультного и неоязыческого характера: Справочник. Т.4. Восточно-мистические группы. Часть 1. М., Паломник. С.271.

 

Теги: 
чинмой, шри чиномой, релятивизм

Поделиться

 
Яндекс.Метрика