Персональный сайт православного апологета,
изучающего современные секты, лжерелигии и суеверия.

Тайна «Розы Мира»

Содержание

Введение

1. Краткое изложение учения «Розы Мира»

2. Православное учение об антихристе

3. Что есть истина?

4. Духовный опыт

5. Происхождение монад

6. Бог: подмена понятий

7. Учение «Розы Мира» о Пресвятой Богородице

8. Христос – «планетарный» логос?

9. Отношение к христианству

10. Причины религиозных различий

11. Правительство Розы Мира и его подданные

Заключение

 

Введение

Книга «Роза Мира» была написана поэтом и писателем Даниилом Леонидовичем Андреевым (1906 – 1959), младшим сыном Леонида Андреева – философа и писателя, идейного и эстетического предшественника Жан-Поля Сартра и Альбера Камю. Леонид Андреев в свое время пользовался скандальной известностью автора «пессимистических» и «жутких» рассказов. Умер он в безвестности, не дожив до пятидесяти лет, в самый разгар революции в России[1].

После смерти отца Даниил Андреев воспитывался у своей московской тетки. Окончив в Москве гимназию, учился на высших литературных курсах, после чего работал художественным оформителем выставок и музейных экспозиций[2].

 Книга «Роза Мира» была создана  во время пребывания Даниила Андреева во Владимирской тюрьме, куда  он был помещен как политзаключенный, приговоренный за антисоветскую деятельность к 25 годам лишения свободы.  Во Владимирской тюрьме он провел  10 лет своей жизни (1947-1957). Источником написания «Розы Мира» явились  мистические откровения, которые, по утверждению автора,  посещали его во время заключения[3].

С середины 1970-х годов «Роза Мира» распространялась  самиздатом, с начала 90-х годов – начала издаваться в России  многотысячными тиражами. Сейчас среди последователей течения New Age едва ли найдется человек, не знакомый с этой книгой.

«Роза Мира» по своему содержанию носит мировоззренческий характер, пытаясь рассмотреть те вопросы, ответы на которые в течение истории человечества стремились  найти  все религии. Среди этих вопросов можно выделить следующие: Каков Бог, каково происхождение человека, в чем состоит цель его жизни и т.д. Сама постановка столь важных вопросов обращает на себя самое пристальное внимание любого человека, искренне старающегося их для себя разрешить. Если наука говорит о временном, то религия – о вечном, и от ее учения  зависит очень многое, прежде всего – судьба человека в вечности. Признать за правду ложь значило бы совершить величайшую ошибку своей жизни.

Учитывая все вышесказанное, данная работа ставит перед собой следующие цели: познакомить читателя с основными доктринами книги «Роза Мира», исследовать степень объективности предлагаемой Даниилом Андреевым оценки христианства, сравнить  учение Священного Писания с идеями «Розы Мира» и попытаться определить учение «Розы Мира», опираясь на Священное Писание. Так как «Роза Мира», по уверению Даниила Андреева, должна отсрочить приход антихриста, то в конце нашей работы мы предпримем попытку оценить обоснованность столь впечатляющей претензии автора.

1. Краткое изложение учения «Розы Мира»

По словам Даниила Андреева, учение «Розы Мира» – это «интеррелигиозная, всечеловеческая церковь новых времен»[4]. Она «не есть замкнутая религиозная конфессия, истинная или ложная. Это не есть и международное религиозное общество вроде теософического, антропософского или масонского, составленного, наподобие букета, из отдельных цветов религиозных истин, эклектически сорванных на всевозможных религиозных лугах. Это есть интеррелигия или панрелигия,…универсальное учение...»[5].

Каковы задачи «Розы Мира»? В качестве ближайших задач автор видит: «…объединение земного шара в Федерацию государств с этической контролирующей инстанцией над нею[6], распространение материального достатка и высокого культурного уровня на население всех стран, воспитание поколений облагороженного образа[7], воссоединение христианских церквей[8] и свободная уния со всеми религиями светлой направленности[9], превращение планеты – в сад, а государств – в братство[10]. Но это – задачи лишь первой очереди. Их осуществление откроет путь к разрешению задач еще более высоких: к одухотворению природы»[11]. Даниил Андреев продолжает: «…общая цель Розы Мира, точнее – того гигантского духовного процесса, который начался тысячелетия назад и лишь этапом которого является Роза Мира, – так вот, цель этого процесса – просветление[12] Шаданакара[13]»[14].

Но этим роль «Розы Мира» не ограничивается. Даниил Андреев пишет, что человечеству грозит встреча с двумя опасностями: «…с опасностью физического уничтожения человечества вследствие войны и опасностью его гибели духовной вследствие абсолютной всемирной тирании»[15]. «Роза Мира», как полагает автор, представляет собой средство предотвратить эти опасности или, как минимум, ослабить их воздействие. Он пишет: «…опыт истории подводит человечество к пониманию того очевидного факта, что опасности будут предотвращены и социальная гармония достигнута не развитием науки и техники самих по себе, не переразвитием государственного начала, не диктатурой «сильного человека», не приходом к власти пацифистских организаций социал-демократического типа, качаемых историческими ветрами то вправо, то влево, от бессильного прекраснодушия до революционного максимализма, – но признанием насущной необходимости одного‑единственного пути: установления над Всемирной федерацией государств  некоей незапятнанной, неподкупной высокоавторитетной инстанции, инстанции этической, внегосударственной и надгосударственной, ибо природа государства внеэтична по своему существу»[16]. «Роза Мира», по утверждению Даниила Андреева, и представляет собой то  учение и ту будущую надгосударственную организацию, которая должна решить данные проблемы.

В основе учения «Розы Мира» лежит представление о многослойности всех небесных тел. Каждая планета и звезда похожа на многослойный пирог. Например, по утверждению Даниила Андреева,   Земля имеет более 240 таких слоев. Тот мир, в котором мы живем, называется энроф, но он – не единственный. Как над ним, так и под ним есть другие миры, параллельные ему и связанные с ним. Миры отличаются друг от друга степенью материальности, а также числом пространственных и временных координат.  Вся совокупность разноматериальных слоев одного небесного тела называется брамфатурой, брамфатура Земли называется шаданакар.

В концепции «Розы Мира» нет разницы между духом и материей, они отличаются стадиально, а не природно. Дух – это разжиженная материя, материя – это сконденсированный дух. 

Представление о боге[17] «Розы Мира» размыто, но в общих чертах выглядит следующим образом. Бог – это неизменное, невыразимое стремление, направляющее все монады к эволюционному развитию, т.е. к слиянию и растворению в себе. Бог  вездесущ, а также полярен, понять в чем сущность полярности бога невозможно. Бог есть дух, дух – это тонкая энергия, разлитая в пространстве космоса.

Господь творит монады[18] из своей сущности, поэтому природа монад тождественна природе творца. Отличие монады от творца в том, что бог вездесущ, а монада не вездесуща, но  при этом автор утверждает, что монада может одновременно пребывать в разных местах. Монада есть высшее «я» человека. Согласно учению «Розы Мира», существуют два вида монад – богорожденные и богосотворенные. Разница между ними в том, что богосотворенные монады по природе обладают сознанием, они предназначены богом к управлению космосом. Утверждается, что богорожденные монады не могут отпасть от творца, хотя тут же говорится, что одна такая монада, Люцифер,  все же отпала. Главная цель монады состоит в слиянии с творцом. Монады развиваются, преодолевая искушение к самоутверждению за счет других монад. Все монады находятся в боге, являясь частью его. К совершенствованию монад ведет «вселенский план провидения». Под «провидением», судя по всему, Даниил Андреев понимал совокупную волю сил света, т.е. светлых монад, помогающих в развитии другим, эволюционно нижестоящим монадам. При достижении высшей цели эволюции, когда монада сливается с богом, у нее остается собственное «я»[19]. Господь непрерывно творит новые монады. Космос есть поприще становящихся монад.  При этом монады присутствуют не только в людях, но и в животных и даже в микробах. Совесть есть голос монады в человеке[20].

Как учит «Роза Мира», при творении в энрофе планетарный демон Гагтунгр исказил законы, управляющие органической материей, ужесточив их. Гагтунгр стремился и стремится подчинить энроф себе. Ужесточение законов усиливает страдания людей. Демоны же питаются излучениями человеческих страданий: чем больше люди страдают, тем больше их энергии поглощают демоны и тем сильнее они становятся. Излучения ненависти, злобы, алчности, похоти людей и животных проникают в демонические слои, восполняя убыль жизненных сил различных классов и групп их обитателей. Но излучения этих грехов «питают» демонов лишь отдельных демонических сообществ. Излучение же страданий и боли – оно называется в «Розе Мира»  гаввах – насыщает толпы демонов почти всех видов и рангов. Гаввах – их пища. Цель иерархий «сил света» и вообще всех «светлых сил» шаданакара – смягчение и просветление законов; цель демонических сил – еще большее их утяжеление. Энроф – поле битвы темных и светлых сил, они борются в основном за контроль над сознанием людей.

 Планетарный демон Гагтунгр сумел вмешаться в  процесс творения человечества и заложил в людей так называемое эйцехоре – «семя дьявола», через которое внес в них частицу себя и получил над ними власть. Первородный грех, с точки зрения «Розы Мира», как раз и заключался во внесении эйцехоре в человеческую природу. «Сущность эйцехоре состоит в непреодолимом для самого обладателя мучительном стремлении – все поглотить в своем самостном Я»[21].

Иисус Христос есть планетарный логос, одна из богорожденных монад. Он является божественным разумом брамфатуры шаданакара. Он – вождь всех сил «света» в шаданакаре. Планетарный логос неоднократно воплощался на Земле, последний раз воплотился в образе Иисуса Христа. В этом последнем своем воплощении, по утверждению «Розы Мира», Иисус Христос не смог выполнить свою миссию до конца: «Насколько метаисторическое познание допускает понимание задач Христа, стоявших перед Ним в Его земной жизни, настолько их можно определить пока следующим образом. Приобщение человечества Духовной Вселенной вместо догадок о ней при помощи спекулятивной философии и одиноких предчувствий; раскрытие в человеке органов духовного воспринимания; преодоление закона взаимной борьбы за существование; разгибание железного кольца Закона кармы; упразднение в человеческом обществе закона насилия и, следовательно, государств; превращение человечества в братство; преодоление закона смерти, замена смерти материальным преображением; возведение людей на ступень богочеловечества. О, Христос не должен был умирать – не только насильственной, но и естественной смертью. После многолетней жизни в Энрофе и разрешения тех задач, ради которых Он эту жизнь принял, Его ждала трансформа (преобразование материальности его физического тела. – В.П.), а не смерть – преображение всего существа Его и переход Его в Олирну[22] на глазах мира. Будучи завершенной, миссия Христа вызвала бы то, что через два‑три столетия на земле вместо государств с их войнами и кровавыми вакханалиями установилась бы идеальная Церковь‑Братство. Число жертв, сумма страданий и сроки восхождения человечества сократились бы неизмеримо»[23]. Итак, Иисус Христос умер, не завершив Свою миссию, что отразилось на всем человечестве и созданной Христом  Церкви. В чем же состоят последствия незавершенности Его миссии? «Недовершенность миссии Христа сказывается и в том, что материальное начало в природе и плотское в человеке не дождались предназначенного им просветления во всеобщих масштабах, а не в одном только естестве Самого Христа. И, оставшись непросветленными, они были выброшены христианскою церковью за пределы того, что обнималось ею, что ею принималось и благословлялось. Таинства крещения и причащения отрезали неофита от языческого оправдания самодовлеющего плотского начала; никакого же иного осмысления, высшего, не давалось. Эта аскетическая тенденция христианства, едва смягченная компромиссным институтом таинства бракосочетания, эта поляризация понятий «духа и плоти», которую влекло за собой христианство во всех охваченных им культурах и которая привела в конце концов к безрелигиозной эре цивилизации, – все это не было простой случайностью или хотя бы явлением только одного исторического плана. Напротив, в этом отразилась особенность, свойственная христианству в его метаисторической судьбе, – особенность, предопределенная именно оборванностью миссии Христа в Энрофе.

Главное же, в Энрофе вообще не совершилось коренного сдвига. Законы остались законами, инстинкты – инстинктами, страсти – страстями, болезни – болезнями, смерть – смертью, государства – государствами, войны – войнами, тирании – тираниями. Образование церкви в человечестве, обремененном прежней самостью и не огражденном от темных инспираций, не могло вызвать того стремительного прогресса – духовного и нравственного, который совершился бы, если бы Гагтунгр не оборвал жизнь Христа»[24]. Однако  «Роза Мира» утверждает, что через два-три столетия планетарный логос придет опять[25].

«Роза Мира» признает законы кармы и перевоплощений, положительно относится к магии и оккультизму[26]. Но странно то, что все это отнюдь не мешает Даниилу Андрееву утверждать, например, следующее: «…магия утилитарна и корыстна по самому своему существу»[27].

В «Розе Мира» подробно описывается «тонкая география» шаданакара и то,  как события, происходившие в «тонких мирах», проявлялись в истории России.

Как уже говорилось выше, главной целью создания «Розы Мира» была отсрочка наступления мировой диктатуры антихриста. Так как само понятие «антихрист» заимствовано Даниилом Андреевым из христианства, то мы предлагаем читателю познакомиться с христианским учением об антихристе.

2. Православное учение об антихристе

Согласно православному вероучению, антихрист – это человек, который перед Вторым пришествием Господа нашего Иисуса Христа будет править миром. Приставка «anti» в греческом языке может иметь два значения: «против» и «вместо» [28]. Антихрист   попытается поставить себя на место Христа, он будет противником Христа: «Да не обольстит вас никто никак: [ибо день тот не] [придет], доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели,  противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2Фес.2:3-4). Антихрист открыто назовет себя Богом[29]. Каков будет храм, в котором он «сядет»? Об этом нет четкого представления, нигде в Священном Писании не говорится, что он «сядет» именно в Иерусалимском храме,  известно точно лишь то, что это будет «храм Божий» [30]. По Преданию, антихрист произойдет из народа иудейского[31] и будет являться потомком одного из 12 сыновей Иакова, Дана:  «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад» (Быт.49:17). О пришествии антихриста в Священном Писании сказано: «Дети! последнее время. И как вы слышали, что придет антихрист, и теперь появилось много антихристов, то мы и познаем из того, что последнее время» (1Ин.2:18). В общем смысле антихристом можно назвать любого человека, отвергающего  Евангелие и Иисуса Христа, но «особым образом и по преимуществу Антихристом называется имеющий прийти при скончании века»[32].

Рассмотрим признаки антихриста, которые сообщает нам Священное Писание: «Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос? Это антихрист, отвергающий Отца и Сына» (1Ин.2:22). В этом стихе опровергается ересь, отрицающая мессианство Иисуса и Его богосыновнее достоинство. Современная модификация этой  ереси очень популярна в среде оккультистов, в частности в теософии и агни-йоге. «Ибо многие обольстители вошли в мир, не исповедующие Иисуса Христа, пришедшего во плоти: такой [человек] есть обольститель и антихрист» (2Ин.1:7). Здесь говорится о тех, кто отвергает Второе пришествие Господа нашего Иисуса Христа во плоти[33]. Например, этому критерию соответствуют «Свидетели Иеговы». «…Всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1Ин.4:3). Современные секты – это предтечи антихриста, готовящие для него почву.  «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин.5:43). В этом стихе говорится о тех, кто будет искать не славы Божией, а славы человеческой: если Иисус Христос пришел во имя Отца, то антихрист придет во имя самого себя[34].  Из Священного Писания известно, что пришествие антихриста  «будет со всякою силою и знамениями и чудесами ложными» (2Фес.2:9). Чудеса антихриста будут обманчивы[35]: уже сейчас мы можем наблюдать искушение ложными чудесами в среде современных оккультистов, магов, экстрасенсов. На один из самых очевидных признаков антихриста указывает преподобный Зосима Соловецкий: «Когда услышите, что пришел на землю или явился на земле Христос, то знайте это антихрист»[36], так как по словам Самого Христа: «…как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого» (Мф.24:27).

Антихрист, в отличие от Господа нашего Иисуса Христа, будет призывать не к Небесному Царству, а к земному: «Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда» (Ин.18:36).

Утвердится идея приоритета материального благополучия и процветания. Материальными благами сатана пытался искушать и Иисуса Христа, но те, кто поклонятся антихристу, забудут ответ Господа: «Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4).

Несомненно то, что антихрист сначала будет учить о «равенстве» религий[37]. Эта тенденция откровенно прослеживается в трудах многих его современных предтеч. При этом, слова и дела антихриста будут противоречить друг другу. Утверждаемое на словах  равенство религий на практике существовать не будет: все религии будут заменены культом антихриста. Искажению и подавлению подвергнутся все религии, в особенности христианство. Будет предано забвению свидетельство Священного Писания о Христе: «…нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян.4:12).

Все земные государства попадут под политическую власть антихриста: «…и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем» (Откр.13:7). Поэтому любая деятельность, направленная на создание единого мирового политического правительства, ведет к власти антихриста. «Ибо тайна беззакония уже в действии, только [не совершится] до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь» (2Фес.2:7). Под «удерживающим» многие православные отцы понимали римское государство[38], в более широком смысле это понятие можно толковать и как  суверенитет государственной власти во всем мире, уничтожение которого приведет к созданию надгосударственных структур власти.

Фактически антихрист полностью отменит Евангелие, вероятно, заменив его каким-нибудь своим «новейшим откровением»: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8). Он будет проповедовать «иного Христа» (Мф.24:23-28), и, в конце концов, приведет своих последователей к служению «иным богам» (Иер.25:6), а если быть более точным,  к поклонению самому себе.

Антихрист, как мы уже сказали, явится перед Вторым пришествием Господа нашего Иисуса Христа. Какие признаки Второго пришествия можно назвать? Во-первых, проповедь Евангелия достигнет всех концов Земли: «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф.24:14). Ни один народ не сможет сказать, что ничего не знал об Иисусе Христе. Во-вторых, произойдет усиление зла, что проявится через пришествие лжепророков (Мф.24:11), падение нравственности (Мф.24:12), природные катастрофы (Лк.21:25), общественные бедствия и войны (Мф.24:6-7). В-третьих, многие иудеи того времени примут христианство[39]: «Ибо не хочу оставить вас, братия, в неведении о тайне сей, – чтобы вы не мечтали о себе, – что ожесточение произошло в Израиле отчасти, [до времени], пока войдет полное [число] язычников;  и так весь Израиль спасется, как написано: придет от Сиона Избавитель, и отвратит нечестие от Иакова» (Рим.11:25-26).

Существует ложное мнение, что антихристом будет воплотившийся сатана, но «не сам дьявол делается человеком,… но рождается человек от блуда и принимает на себя все действие сатаны. Ибо Бог, наперед зная непотребство будущего произволения его, попускает, чтобы дьявол вселился в нем» [40]. О том же сказано в Священном Писании: «Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него – как у медведя, а пасть у него – как пасть у льва; и дал ему дракон силу свою (выделено нами. – В.П.) и престол свой и великую власть» (Откр.13:2).

О времени пришествия антихриста мы не знаем: «Он же сказал им: не ваше дело знать времена или сроки, которые Отец положил в Своей власти» (Деян.1:7).

Сколько времени продлится власть антихриста? Священное Писание так отвечает на этот вопрос: «И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца» (Откр.13:5). Антихрист будет царствовать три с половиной года[41].

Господь положит конец правлению антихриста: «И схвачен был зверь и с ним лжепророк, производивший чудеса пред ним, которыми он обольстил принявших начертание зверя и поклоняющихся его изображению: оба живые брошены в озеро огненное, горящее серою» (Откр.19:20).

Суммируя признаки пришествия антихриста, можно сказать, что, согласно православному учению, антихрист: 1) исказит Евангелие; 2) придет во имя свое; 3) призовет всех к материальному благополучию; 4) открыто будет называть себя Богом; 5) будет творить ложные чудеса; 6) отвергнет Христа; 7) сконцентрирует в своих руках всю политическую власть над миром. Есть основания предполагать, что сначала антихрист будет учить о Христе как об Одном из многих «духовных учителей» человечества, возможно, на словах он будет утверждать равенство религий, на практике – насаждать культ почитания самого себя. Судя по всему, его учение будет созвучно современным оккультным учениям.

3. Что есть истина?

Вопрос о том, что считать истиной, очень важен, потому что от ответа на него зависит вся логика выстраиваемого учения. Даниил Андреев пишет: «Истинными называем мы ту теорию или то учение, которые, на наш взгляд, выражают неискаженною представление о каком‑либо объекте познания. В точном смысле слова истина есть неискаженное отражение какого‑либо объекта познания в нашем уме. И сколько существует на свете объектов познания, столько же может существовать истин»[42].  Автор путает  понятия «истина» и «представление об истине». Истинное знание о реальности есть то, которое соответствует реальному положению вещей. Но само  реальное положение вещей, сама истина никак не зависит от нашего представления о ней. Мнение о факте и сам факт –  не одно и то же.  Поэтому можно сказать, что существует множество представлений об истине, но сама по себе истина одна. И эти понятия смешивать нельзя.  Автор продолжает: «…объекты познания познаваемы от нас, а не из себя. Следовательно, истина о любом объекте познания, познанном от нас, должна быть признана истиной относительной. Истина же абсолютная есть отражение такого объекта познания, который каким‑либо субъектом познан «в себе». Такое познание принципиально возможно лишь тогда, когда противостояние объекта и субъекта снято; когда субъект познания отождествляется с объектом»[43]. Даниил Андреев в своей книге говорит о боге, устройстве мира, но, собственно, почему он считает, что его представление о них истинно? Он ведь – не всеведущий Бог и не мир. Значит, его познания относительны. И доверять его книге больше, чем любой другой,  утверждающей очередные новоявленные «истины», нет оснований. Даниил Андреев продолжает: «Естественно, что Абсолютная истина Большой Вселенной может возникнуть лишь в сознании соизмеримого ей субъекта познания, субъекта всеведущего, способного отождествиться с объектом, способного познавать вещи не только «от себя», но и «в себе». Такого субъекта познания именуют Абсолютом, Богом, Солнцем Мира»[44].  Первый же вопрос, который возникает при знакомстве с подобным утверждением: в чем же разница между познающим и познаваемым? Если познать означает стать познаваемым, «отождествиться с объектом», то вывод следует простой: познать означает перестать существовать как личность, как сознание.  Ведь, слившись с познаваемым, познающий исчезает. Это логика самоубийства. Но если познающий исчез, то из чего следует, что он что-то познал? Ведь подтвердить сам факт познания становится невозможным, остается лишь  слепо в это верить. Возможно,  человек что-то познал, но с той же степенью достоверности можно утверждать и прямо противоположное. Автор забывает, что любое познание по своей сути подразумевает наличие как познающего, так и познаваемого. Знать – далеко не всегда означает быть познаваемым. Цепь рассуждений Даниила Андреева неприемлема, он утверждает, «что Абсолютная истина Большой Вселенной может возникнуть лишь в сознании соизмеримого ей субъекта познания», но, следуя логике автора «Розы Мира», никакого субъекта не может существовать в принципе.

Природу Бога, кроме Бога, никто не знает – это так, но быть носителем природы и иметь представление о ней – это не одно и то же. Человек не является носителем Божественной природы, но он может иметь истинное представление о ней через Откровение Бога о Себе. Конечно, можно принять утверждение, что «…все наши «истины» суть, строго говоря, лишь приближения к истинам»[45]. Но невозможно согласиться с тем, что нам вообще ничего не известно об истинном положении вещей, в том числе и тогда, когда мы говорим о Боге. Поэтому наши знания об Истине ограничены, но сами по себе они вполне могут быть истинными.

 Даниил Андреев пишет: «…нелепо утверждение, будто бы все учения или какое‑либо одно учение ложно»[46]. Если толковать понятие «истина» так, как делает это Андреев, то – может быть, но если принять во внимание все, сказанное  нами выше, то вполне можно прийти к следующему выводу. Если истина познается лишь в слиянии с природой познаваемого, через растворение в ней, то познать означает стать, а кто не стал, тот не познал. Даниил Андреев не стал богом, поэтому его не познал. Значит, его утверждения о боге являются ложными. Из его логики следует: поскольку все утверждения «относительны», но при этом все истинны, значит, необходимо признать, что два взаимоисключающих утверждения могут являться одновременно истинными. Это, в свою очередь, приводит к простейшему выводу: разницы между правдой и ложью вообще нет. Значит, и сам смысл создания любых учений, и «Розы Мира» в том числе, полностью исчезает. Если  значение понятия «истина» видеть в том, в чем видит его Даниил Андреев, то нет смысла в создании книги «Роза Мира».

4. Духовный опыт

Книга «Роза Мира» основана на личном духовном опыте ее автора: «Мои книги, написанные или пишущиеся в чисто поэтическом плане, зиждутся на личном опыте метаисторического познания[47]. Концепция, являющаяся каркасом этих книг, выведена целиком из этого опыта»[48]. До того как Даниил Андреев написал свою книгу, он пережил целый ряд мистических переживаний[49], из которых сделал  следующие выводы: 1) кроме мира земного, существуют «тонкие» миры; 2) история мистична по своей сути, т.е. события, происходящие в «тонких» мирах, проявляются в земной истории; 3) существуют демонические силы; 4) существуют силы «света»; 5) люди находятся под непрерывным воздействием тех и других сил, человек постоянно пребывает в фокусе их борьбы.

Обратим внимание читателя на то, что любой мистический опыт всегда интерпретируется, всегда осмысливается в рамках некоей мировоззренческой системы. Например, мистический опыт православного христианина осмысливается через призму вероучения Православной Церкви, основанного на Священном Писании и Священном Предании. Даниил Андреев создает собственную мировоззренческую систему, в основу которой кладет свой духовный опыт: «концепция, являющаяся каркасом этих книг, выведена целиком из этого опыта». У автора «Розы Мира»  нет никаких реальных критериев, позволяющих оценить как характер тех сил, которые посещали его, так и духовную составляющую их откровений. Оценка Даниила Андреева собственного мистического опыта имеет исключительно эмоциональный характер, объективной ее назвать никак нельзя.

Даниил Андреев пишет: «Для «Розы Мира» недостаточно было опыта, приобретенного на таком пути познания[50]. Но самое движение по этому пути привело меня к тому, что порою я оказывался способным сознательно воспринять воздействие некоторых Провиденциальных[51] сил...»[52]. Сознательность – понятие относительное, поэтому, если и можно говорить о сознательности восприятия Даниилом Андреевым данных ему откровений, то относительной. Так или иначе, оценить степень этой сознательности невозможно.

 Что Даниил Андреев сделал для того, чтобы удостоиться мистических откровений? Ничего. Он пишет: «Я должен сказать совершенно прямо, что лично мною не было проявлено… усилий, по той простой причине, что я не знал, как к этому подойти, а руководителей у меня не было. Но было зато нечто иное, чем я обязан, вероятно, усилиям невидимых[53] осуществителей Провиденциальной воли, а именно – некоторая приоткрытость, как бы на узенькую щелку, двери между глубинной памятью и сознанием»[54]. Бросается в глаза неуверенность самого автора в природе своего духовного опыта: «чем я обязан, вероятно, усилиям невидимых осуществителей Провиденциальной воли». У Даниила Андреева никогда не было духовных руководителей, наставников,  он не проявлял никаких усилий для получения данных откровений. Духовной традиции Православной Церкви известен институт духовного наставничества, но православные духовники – не неведомые «тонкие учителя», а живые люди, носители двухтысячелетней православной традиции. Направление их духовного учительства можно сопоставить с духом и буквой Священного Предания и Священного Писания Церкви. Например, в Новом Завете дается такой критерий: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8). Что такое «глубинная память»? Науке известен феномен, который называют «ложной памятью»[55]. Источником такой памяти могут быть как забытая информация, почерпнутая когда-то, например из прочитанных книг или услышанных  рассказов, так и демонические внушения.

Вот как рассказывает о получении основного текста книги «Роза Мира» сам автор[56]: «… в тюрьме начался для меня новый этап метаисторического и трансфизического[57] познания. Часы метаисторического озарения участились. Длинные ряды ночей превратились в сплошное созерцание и осмысление. Глубинная память стала посылать в сознание все более и более отчетливые образы, озарявшие новым смыслом и события моей личной жизни, и события истории и современности. И, наконец, пробуждаясь утром после короткого, но глубокого сна, я знал, что сегодня сон был наполнен не сновидениями, но совсем другим: трансфизическими странствиями[58]»[59].  Подобные странствия по тонким мирам типичны среди оккультистов (так называемые астральные путешествия). Являются ли эти путешествия реальными, или представляют собой галлюцинации, трудно сказать. Даниил Андреев продолжает:  «На сорок седьмом году жизни я вспомнил и понял[60] некоторые из своих трансфизических странствий, совершенных ранее; до этого времени воспоминания о них носили характер смутных, клочкообразных, ни в какое целое не слагавшихся хаотических полуобразов. Новые же странствия зачастую оставались в памяти так отчетливо, так достоверно[61], так волнуя все существо ощущением приоткрывшихся тайн, как не остается в памяти никакое сновидение, даже самое значительное»[62]. При этом, автор утверждает, что самые высокие откровения ему не были явлены: «Есть еще более совершенный вид таких странствий по планетарному космосу: тот же выход эфирного тела, те же странствия с великим вожатым по слоям восходящего или нисходящего ряда[63], но с полным сохранением бодрственного сознания. Тогда, вернувшись, путник приносит воспоминания еще более бесспорные и, так сказать, исчерпывающие[64]. Это возможно только в том случае, если духовные органы чувств уже широко раскрыты и запоры с глубинной памяти сорваны навсегда. Это уже подлинное духовидение. И этого, конечно, я не испытал»[65].

Автор «Розы Мира» чрезвычайно эмоционален, читая книгу, создается впечатление, что он почти не осмысливает свой духовный опыт критически: «Встречи случались и днем, в людной тюремной камере, и мне приходилось ложиться на койку, лицом к стене, чтобы скрыть поток слез захватывающего счастья. Близость одного из великих братьев вызывала усиленное биение сердца и трепет торжественного благоговения. Другого все мое существо приветствовало теплой, нежной любовью, как драгоценного друга, видящего насквозь мою душу и любящего ее и несущего мне прощение и утешение. Приближение третьего вызывало потребность склонить перед ним колена, как перед могучим, несравненно выше меня взошедшим, и близость его сопровождалась строгим чувством и необычайной обостренностью внимания. Наконец, приближение четвертого вызывало ощущение ликующей радости – мировой радости – и слезы восторга. Во многом могу усомниться, ко многому во внутренней жизни отнестись с подозрением в его подлинности, но не к этим встречам»[66]. Вся оценка полученного духовного опыта строится на эмоциях, никаких иных критериев автор не использует. Но, осознавая, что субъективной достоверности духовного опыта еще недостаточно для того, чтобы убедить в его подлинности других людей, Даниил Андреев замечает: «Дух нашего века не замедлит с вопросом: «Пусть то, что автор называет опытом, достоверно для пережившего субъекта. Но может ли оно иметь большую объективную значимость, чем «опыт» обитателя лечебницы для душевнобольных? Где гарантии?»

Но странно: разве ко всем явлениям духовной жизни, ко всем явлениям культуры мы подходим с требованием гарантии? а если не ко всем, то почему именно к этим? Ведь мы не требуем от художника или композитора гарантии «достоверности» их музыкальных наитий и живописных видений. Нет гарантии и в передаче религиозного  и, в частности, метаисторического опыта. Без всяких гарантии опыту другого поверит тот, чей душевный строй хотя бы отчасти ему созвучен; не поверит и потребует гарантий, а если получит гарантии – все равно их не примет тот, кому этот строй чужд. На обязательности принятия своих свидетельств настаивает только наука, забывая при этом, как часто ее выводы сегодняшнего дня опрокидывались выводами следующего. Чужды обязательности, внутренне беспредельно свободны другие области человеческого духа: искусство, религия, метаистория»[67]. Даниил Андреев лукавит, даже в искусстве есть критерии, с помощью которых можно оценить то или иное произведение, пусть даже созданное в результате «музыкальных наитий и живописных видений». Например, мастерство владения художником техникой письма в изобразительном искусстве. Если все художники одинаково мастерски пишут картины, то почему одного признают великим даже собственные собратья, а другой остается непризнанным несмотря на все свои «живописные видения», и после смерти имя его канет в Лету?  Что же касается характера откровений Даниила Андреева, то он не первый, кто имел мистический опыт. Реальность  подобного явления доказать невозможно. Никто не сможет доказать, что «Роза Мира» не придумана автором с целью мистификации читателя, хотя и обратного тоже никто не докажет. Но что мешает нам оценить плоды этого опыта, которые, в частности, выразились в книге «Роза Мира»? Плоды откровений можно и нужно исследовать, чтобы дать им независимую от автора оценку. Использовать этот критерий призывает нас и Священное Писание: «…по плодам их узнаете их» (Мф.7:20). Примечательно, что далее Даниил Андреев пишет: «Многое воспринимаю я при помощи различных родов внутреннего зрения: и глазами фантазии, и зрением художественного творчества (выделено нами. – В.П.), и духовным предощущением. Кое‑что вижу и тем зрением, которым предваряется долженствующее быть. Но все, что я вижу впереди, – для меня желанное; и нередко я совершаю, может быть, незаметную подмену (выделено нами. – В.П.), принимая желаемое за объективно предназначенное к бытию»[68]. Как видим, автор сам не уверен в достоверности изложенного им в книге материала.

 В данной работе мы исследуем текст «Розы Мира» через призму православного вероучения. Воспользуемся хотя бы некоторыми, предлагаемыми им критериями. Мы уже приводили слова ап. Павла: «Но если бы даже мы или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы благовествовали вам, да будет анафема» (Гал.1:8). Итак, первый критерий – критерий соответствия смысла откровений «Розы Мира» Евангельской вести. Второе: «Кто лжец, если не тот, кто отвергает, что Иисус есть Христос? Это антихрист, отвергающий Отца и Сына» (1Ин.2:22), т.е. нам следует рассмотреть  учение «Розы Мира» о Христе и сравнить его с православным учением. В-третьих, «Иисус отвечал: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда» (Ин.18:36) – поиск какого царства: земного или Небесного предлагает «Роза Мира»? Согласна ли «Роза Мира» с утверждением: «…нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян.4:12)? Эти и другие вопросы мы рассмотрим далее. Однако мы сознательно уклонимся от стремления избавиться от «главной помехи» познания, которую Даниил Андреев видит во «вмешательстве рассудка»[69]. Священное Писание прямо указывает нам на ценность разума: «…если будешь призывать знание и взывать к разуму; если будешь искать его, как серебра, и отыскивать его, как сокровище, то уразумеешь страх Господень и найдешь познание о Боге. Ибо Господь дает мудрость; из уст Его – знание и разум…» (Прит.2:3-6); «…рассудительность будет оберегать тебя, разум будет охранять тебя, дабы спасти тебя от пути злого, от человека, говорящего ложь, от тех, которые оставляют стези прямые, чтобы ходить путями тьмы» (Прит.2:11-13). Не потому ли проповедники учений, подобных изложенному в «Розе Мира», прилагают столько усилий, чтобы в первую очередь избавить своих потенциальных последователей от разумного осмысления предлагаемых ими утверждений?

5. Происхождение монад

Что такое монада? «Монада –  первичная, неделимая, бессмертная духовная единица, богорожденная либо богосотворенная. Мироздание являет собой неисчислимое множество монад и многообразные виды создаваемых ими материальностей»[70]. Господь творит монады из себя, и все они по своей природе тождественны творцу[71]. «Все неисчислимые мириады монад распадаются… на две онтологически различные категории. Одна – монады богорожденные. Их немного. Они крупнее масштабно, они непосредственно вышли из непостижимых глубин Творца, они предназначены к водительству мирами и с самого начала приступают к нему, не зная ни падений, ни срывов и в дальнейшем только возрастая от славы к славе, от силы к силе. Тайну их божественного рождения не постигает и никогда не постигнет никто, кроме них самих. В Шаданакаре к числу богорожденных монад принадлежат Планетарный Логос, Звента‑Свентана[72]. … Ни одна демоническая монада Шаданакара не входит в их число, хотя следует знать, что Люфицер является монадой богорожденной – единственной из всех богорожденных монад, совершившей богоотступничество[73].

Другая категория – все остальные монады мира, монады богосотворенные. Тайна их творения Богом может быть постигнута каждой из них, хотя, конечно, на чрезвычайно высокой ступени восхождения»[74]. Дух творится богом, фактически, дух – это эманация бога. Материальный мир создается монадами[75], а если учесть, что дух и материя едины, можно предположить, что весь мир – это бог, проявляющий себя через монады и их творчество. «Роза Мира» излагает типичное пантеистическое учение. Монады есть даже у микробов[76]. Все монады пребывают в «тонком мире»: «Среди многочисленных слоев Шаданакара есть многомерный мир, где пребывают человеческие монады – неделимые и бессмертные духовные единицы, высшие Я людей. Творимые Богом и только Богом, а некоторые (немногие) таинственно рождаемые Им, они входят в Шаданакар, облекаясь наитончайшей материей, – ее правильнее было бы назвать энергией: это – субстанция, пронизывающая весь Шаданакар; каждый индивидуальный дух, вступая в нашу брамфатуру, неизбежно ею облекается. Мир, в котором пребывают наши монады, носит имя Ирольн»[77]. Господь творит новые монады непрерывно[78].

Весь космос есть поприще становящихся монад[79]. Цель эволюционного развития монады на Земле заключается в преодолении внутреннего эгоизма, в изживании стремления к самоутверждению за счет других монад[80]. «Вселенский план Провидения» ведет монады к «высшему единству», полному слиянию с богом[81]: «…монада, восполнившая себя до конца, погружается в глубины Бога‑Сына, Сердца и Демиурга вселенной, и только через этот всезавершающий акт возвращается к своему истоку, к Богу‑Отцу, непостижимо отождествляясь Ему и всей Пресвятой Троице»[82].

Богорожденные монады по своей природе обладают сознанием[83]. Учитывая, что материя творится ими из себя же, можно прийти к  заключению, что мы имеем полное право ко всему живому и неживому относиться как к личностям. А беседа с утюгом или чайником должна стать  привычной практикой всех людей.

У Даниила Андреева, судя по всему, были проблемы с логическим осмыслением  своих  «религиозных» построений.  В пантеистических учениях бог безличностен[84], в «Розе Мира» у него откуда-то появляется сознание. Бог и мир в «Розе Мира» едины. Мир есть бог, и бог есть мир. Значит, каждый человек может о себе сказать: я есть бог. Монады по природе тождественны богу,  они – его эманации. Следовательно, «высшее я» любого человека – это  сам бог. Дух и материя едины, бог творит дух, значит, и к творению материи он не может не быть причастным, но в таком случае, если материя и монада – бог, почему человек впадает в «метафизическую амнезию»[85] и забывает о своей божественности?

«Роза Мира» принципиально отлична от того Откровения, которое дал нам Господь. Основные различия таковы: Священное Писание учит о том, что Бог и человек иноприродны. Мир не есть Бог, и Бог не есть мир. Материя и дух отличны. Душа человека не есть Бог. Бог не творил человека из Самого Себя. Все учение о монадах, данное в «Розе Мира», противоречит как формальной логике, так и библейскому Откровению.

6. Бог: подмена понятий

Становясь на путь духовного развития, человек выбирает дорогу, идя по которой,  он стремится (или полагает, что стремится) прийти к Богу. Но горе тому, кто подменяет реальность  иллюзиями. Правильное представление о Боге – это ключ к духовному развитию. От ответа на вопрос, Каков Тот Бог, в Которого предлагается верить, и какова природа взаимоотношений Бога и человека, зависит дальнейший духовный и жизненный путь верующего.

Учение Даниила Андреева пантеистично: «Господь – это неизменное и невыразимое первоверховное стремление, это – духотворящая власть, действующая во всех душах, не умолкающая даже в глубине демонических монад и направляющая миры, от микробрамфатур до сверхгалактик к чему‑то более совершенному, чем добро, и более высокому, чем блаженство. Чем выше ступень каждого Я[86], тем полнее совпадает его воля с творческой волей Господней. И когда оно, начав свой космический путь с простейших форм живой материи, минует ступени человека, демиурга[87] народов, демиурга планет и звезд, демиурга галактики, оно через Бога‑Сына – погрузится в  Отца и воля его полностью совпадет с Отчею волею, сила – с Отчею силой, образ – с Отчим образом и творчество – с Отчим творчеством»[88]. По отношению к  богу   «Розы Мира» уместно использовать местоимение «оно». Андреев активно пытается заимствовать понятия христианского вероучения. При этом, все определения ему приходится переосмысливать. Представление о «Боге-Отце» «Розы Мира» не имеет никакого отношения к христианскому учению о Первом Лице Пресвятой Троицы.  Слова те же, смысл – совершенно иной. В книге Даниила Андреева бог – это некий безличный принцип, которому автор упорно пытается приписать личностные черты. У него присутствует множество идейных заимствований из восточных пантеистических систем, например во многом искаженное учение даосизма об «инь и янь»[89]: «Выявляясь вовне, Единый проявляет некую присущую Ему внутреннюю полярность. Сущность этой полярности внутри Божества для нас трансцендентна. Но, выявляясь вовне, она воспринимается нами, как полярность двух друг к другу тяготеющих и друг без друга не пребывающих начал, извечно и присно соединяющихся в творческой любви и дающих начало третьему и завершающему: Сыну, Основе Вселенной, Логосу. Истекая во вселенную, божественность сохраняет эту присущую ей полярность; ею пронизана вся духовность и вся материальность вселенной. На различных ступенях бытия она выражается различно. В слое неорганической материи, который доступен всеобщему человеческому восприятию, ее можно усмотреть, вероятно, в основе того, что мы именуем всеобщим законом тяготения, в полярности электричества и во многом другом. В органической же материи нашего слоя, здесь, эта полярность Божественного проявляется в противозначности мужского и женского начал. Повторяю и подчеркиваю: здесь, ибо лежащая в основе этой противозначности полярность Божества, сама в себе, в своей сути, не может быть понятна»[90]. «Роза Мира» внутренне противоречива. Автор явно хотел собственные представления о боге соединить с христианским вероучением.  Он стремится к этому, полностью подменяя смысловое значение всех основных понятий христианства.

Фантазия автора «Розы мира» и его невежество в христианском богословии возрождают  ереси, ответ на которые Церковь дала еще в древности, например ересь модализма[91], содержание которой заключается в том, что Единый Бог проявляет Себя то в качестве Бога-Отца, то в качестве Бога-Сына, то в качестве Святого Духа. Он как бы надевает на Себя маски, играет разные роли.  Даниил Андреев пишет: «Ипостаси – это различные выявления Единой Сущности вовне; это  –  то, как открывается Она миру, а не какою пребывает в Себе»[92], «Он (Святой Дух. – В.П.) есть Бог‑Отец,  и… Бог‑Отец есть Бог Святой Дух, – … это два именования одного и того же – первого – лица Пресвятой Троицы»[93].

Подведем итоги: учение о Боге Даниила Андреева внутренне нелогично, противоречит Священному Писанию и возрождает древние ереси.

7. Учение «Розы Мира» о Пресвятой Богородице

Учение о Пресвятой Богородице в «Розе Мира» так же не имеет никакого отношения к вере Церкви: «В метаистории новейшего времени совершается таинственнейшее событие: низлияние в нашу брамфатуру новых божественно‑творческих сил. … Первое звено этого события – события такого значения, что его можно сопоставить лишь с вочеловечением Планетарного Логоса, – имело место на рубеже XIX столетия: то было низлияние сил Приснодевы‑Матери, но не безличное, как это имело место уже дважды в истории человечества, а несравненно усиленное личным своим характером. С высот Вселенной нисходила в Шаданакар великая богорожденная монада. Прозрение в Раорис – один из высочайших слоев нашей брамфатуры, в который Она вошла тогда, было дано почти столетие спустя Владимиру Соловьеву, когда он в Египетской пустыне звездной ночью пережил потрясающий прорыв сознания и воочию узрел это Великое Женственное Существо. Ее, Пресветлую и Благую, выражение Женственной ипостаси Троицы (выделено нами. – В.П.), мы зовем Звентой‑Свентаною[94]. Теперь Ее обиталище – в Баюшми, в одной из сфер, входящих в сакуалу Волн Мировой Женственности. Близится день Ее долгожданного спуска в один из верховных градов метакультур. Там должна Она родиться в теле из просветленного эфира – дитя демиурга и одной из Великих Сестер. С Нею спустится в этот затомис из Элиты Шаданакара сонм высочайших душ. Вот Она, надежда наша и упование, Свет и Божественная красота! Ибо это рождение отразится в нашей истории тем, что увидят наши внуки и правнуки: основанием Розы Мира, ее распространением по человеческим кругам всех стран и, если страшный срыв человечества не отбросит его вниз, в глубь мрака, – приходом Розы Мира к верховной власти надо всей землей»[95]. Фактически, Даниил Андреев превращает Богородицу в Ипостась Пресвятой Троицы: «Основанию Христом Церкви в Энрофе предшествовало низлияние сил Приснодевы‑Матери, другой ипостаси Троицы (выделено нами. – В.П.), в высшие миры Шаданакара. Это низлияние не носило характера личного, не заключалось в нисхождении какой‑либо богорожденной монады. Не было это низлияние Женственности и первым по времени. Первое низлияние Женственности за период существования нашего человечества имело место на четырнадцать или двенадцать веков ранее, и отголоски интуитивного понимания этого факта можно найти в некоторых мифах, где он, впрочем, нерасчленимо сливается с преданиями о жертвенных нисхождениях соборных душ сверхнародов в темные слои, как это мы видим, например, в Вавилонии. Но два раза именно в Вавилонии, и второй раз именно в эпоху первого низлияния Женственности принимала воплощение в человеческом облике та светлейшая из богосотворенных монад, которой впоследствии предстояло стать Матерью Планетарного Логоса на земле (выделено нами. – В.П.). Ее жизненный путь в тот раз не вывел Ее из пределов небольшого города в Сеннааре; Она была там великой праведницей и претерпела казнь. В момент Ее смерти Мировая Женственность просветлила все Ее существо, и это предопределило то, что Она впоследствии стала Богоматерью (выделено нами. – В.П.). Еще же раньше, до Вавилонии, Она жила в Атлантиде, где была простою прекрасной женщиной, матерью многих детей, а до Атлантиды, на самой заре человеческой цивилизации – в маленьком городке Центральной Америки. Городок этот совершенно забыт, и его бедные останки никогда не будут извлечены из‑под тропических зарослей Гондураса или Гватемалы. Раньше, в эпоху первобытных обществ, монада грядущей Богоматери в человеческом облике не рождалась»[96]. Богородица не является Ипостасью Пресвятой Троицы. Это не более, чем фантазия автора «Розы Мира». Христианин не считает Ее равной Богу. Церковь именует Ее Пресвятой, но Она была человеком. Христиане почитают Ее, потому что Она была причастна к совершению спасения рода человеческого – через Ее согласие Бог вошел в мир: «Слово стало плотью» (Ин.1:14). Ответ Девы Марии на весть Архангела Гавриила сделал возможным Боговоплощение: «се, Раба Господня; да будет Мне по слову твоему» (Лк.1:38).

Как мы видим, учение «Розы Мира» о Богородице не имеет никакого отношения к христианскому вероучению. Оно полностью ему чуждо.

8. Христос  – «планетарный» логос?

Сердце христианства – это христология[97]. Ответ на вопрос: Кто есть Христос, является принципиальным, ведь если Иисус Христос – не Бог, если Он – не Вторая Ипостась Пресвятой Троицы, то нет Искупления, а значит, не совершено наше спасение. Что же говорит о Христе «Роза Мира»? «Планетарный Логос – великая богорожденная монада, божественный разум нашей брамфатуры, древнейшая, самая первая из всех ее монад. Ее отличие от всех остальных заключается в том, что она выражает собою, как Слово выражает Говорящего, одну из ипостасей Троицы: Бога‑Сына. Логос Шаданакара совершает абсолютно непостижимый для нас путь восхождения и творчества по космической лестнице, и ни одной брамфатуры, исключая демонические, нет и не может быть без такой монады[98]. Ибо одна такая монада появляется в каждой из брамфатур на заре ее и на всем протяжении становления всех ее сакуал остается средоточием Провиденциальных сил и Божественного Духа»[99].

Христос Даниила Андреева – это не Христос Священного Писания, автор «Розы Мира» отвергает слова Евангелия: «Слово стало плотию» (Ин.1:14). Даниил Андреев учит иному: «Не точнее ли было бы… говорить не о вочеловечении Логоса в существе Иисуса Христа, а о Его в Нем выражении при посредстве великой богорожденной монады, ставшей Планетарным Логосом Земли? Мы именуем Христа Словом, но ведь говорящий не воплощает, а именно выражает себя в слове: Бог не воплощается, а выражает Себя в Христе. Именно в этом смысле Христос есть воистину Слово Божие»[100]. Приняв «Розу Мира», необходимо отринуть Священное Писание. Автор продолжает: «Думается также, что некоторые выражения, укоренившиеся в христианском богословии, почти механически повторяемые нами и как раз являющиеся неприемлемыми для других верований, нуждаются в пересмотре и уточнении[101]. Как понимать, например, слово «вочеловечение» в применении к Иисусу Христу? Неужели мы и теперь представляем себе так, что Логос вселенной[102] облекся составом данной человеческой плоти? Можем ли мы сделать допущение, что путем телеологической подготовки из поколения в поколение был создан, так сказать, телесный инструмент, индивидуальный физический организм, человеческий мозг, способный вместить Разум вселенной? Если так, то ведь надо полагать, что Иисус уже при жизни обладал всеведением, что не согласуется даже с фактами евангельской истории и с Его собственными словами…»[103]. Пребывание Даниила Андреева в тюрьме, вкупе с его общением с духами, вероятно, и явилось причиной столь глубокого «постижения» смысла Священного Писания. Но что же говорит нам само Священное Писание? «Иисус же, видя помышления их, сказал: для чего вы мыслите худое в сердцах ваших?» (Мф.9:4); «… Сам Иисус не вверял Себя им, потому что знал всех и не имел нужды, чтобы кто засвидетельствовал о человеке, ибо Сам знал, что в человеке (выделено нами. – В.П.)» (Ин. 2:24-25); «Когда были они на пути, восходя в Иерусалим, Иисус шел впереди их, а они ужасались и, следуя за Ним, были в страхе. Подозвав двенадцать, Он опять начал им говорить о том, что будет с Ним:  вот, мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть, и предадут Его язычникам,  и поругаются над Ним, и будут бить Его, и оплюют Его, и убьют Его; и в третий день воскреснет» (Мк.10:32-34);«…дабы утешились сердца их, соединенные в любви для всякого богатства совершенного разумения, для познания тайны Бога и Отца и Христа, в Котором сокрыты все сокровища премудрости и ведения (выделено нами. – В.П.). Это говорю я для того, чтобы кто-нибудь не прельстил вас вкрадчивыми словами» (Кол.2:2-4). Как видим,  Новый Завет свидетельствует о всеведении Христа.

Христология Даниила Андреева приводит его к пересказу классических оккультных мифов, в частности к мифу о путешествии Христа по Индии[104]: «В возрасте от четырнадцати до тридцати лет Иисус находился в Иране и Индии, где Он прошел сквозь наиболее глубокую мудрость…»[105].

Фактически  «Роза Мира» представляет Христа неудачником: «Христос не должен был умирать – не только насильственной, но и естественной смертью. После многолетней жизни в Энрофе и разрешения тех задач, ради которых Он эту жизнь принял, Его ждала трансформа, а не смерть – преображение всего существа Его и переход Его в Олирну на глазах мира. Будучи завершенной, миссия Христа вызвала бы то, что через два‑три столетия на земле вместо государств с их войнами и кровавыми вакханалиями установилась бы идеальная Церковь‑Братство»[106]. Автора «Розы Мира», судя по всему, совершенно не волнует тот факт, что о крестной смерти Спасителя пророчествовал еще Ветхий Завет: «Он истязуем был, но страдал добровольно и не открывал уст Своих; как овца, веден был Он на заклание, и как агнец пред стригущим его безгласен, так Он не отверзал уст Своих» (Ис.53:7). Даниил Андреев считает, что недовершенность миссии Христа выразилась «…в ущербности средневекового христианства и как из психологического климата, создавшегося на Западе вследствие этой ущербленности церкви, возникло антидвижение: Ренессанс, Реформация, Революция, безрелигиозная наука и демонизирующаяся техника – стремительный полет Красного всадника Апокалипсиса»[107]. Но что говорит о роли Христа Новый Завет?  Учение Андреева о том, что Христос был побежден злым демоном Гагтунгром, потерпел от него поражение и не завершил Своей миссии, в корне отличается от новозаветной вести о Христе, точнее – оно прямо противоположно ему. Прежде всего, смерть  Христа явилась для нас спасением; беседуя на Тайной Вечере с апостолами о Своих грядущих страданиях и смерти, Христос говорит: «Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел (выделено нами. – В.П.); ибо, если Я не пойду, Утешитель не приидет к вам; а если пойду, то пошлю Его к вам» (Ин. 16:7), Господь свидетельствует об особом предназначении Своей миссии, предсказанной еще ветхозаветными пророками: «Сын Человеческий идет, как писано о Нем» (Мф.26:24), в словах Гефсиманской молитвы Христа есть слова, приоткрывающие перед нами тайну домостроительства нашего спасения: «Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел (выделено нами. – В.П.)» (Ин. 12:27), к ап. Петру, стремящемуся защитить своего Учителя от пришедших за Ним в Гефсиманский сад, Христос обращается со словами: «вложи меч в ножны; неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?» (Ин. 18:11), о великой цели этого «часа» – Искуплении – Христос говорит: «… Сын Человеческий … пришел, чтобы …  отдать душу Свою для искупления многих» (Мф.20:28), наконец, последние слова, произнесенные умирающим на Кресте Христом, свидетельствует о завершенности, об исполнении Им Его миссии: «После того Иисус, зная, что уже все совершилось, да сбудется Писание, говорит: жажду.  Тут стоял сосуд, полный уксуса. [Воины], напоив уксусом губку и наложив на иссоп, поднесли к устам Его.  Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух (выделено нами. – В.П.)» (Ин.19:30). Для Нового Завета Христос – Победитель греха, ада и смерти, и само орудие Его казни, Крест, стал среди христиан символом духовной победы: «… поглощена смерть победою. Смерть! где твое жало? ад! где твоя победа?  Жало же смерти – грех; а сила греха – закон.  Благодарение Богу, даровавшему нам победу Господом нашим Иисусом Христом! (выделено нами – В.П.)» (1Кор. 15:55-57). О смерти Христа как о Жертве за грехи мира пишут новозаветные авторы: «Христос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти» (1Пет. 3:18-19), «Он грехи наши Сам вознес телом Своим на древо, дабы мы,  избавившись от грехов, жили для правды: ранами Его вы исцелились» (1Пет.2:24), «Он есть умилостивление за грехи наши, и не только за наши, но и за [грехи] всего мира» (1Ин.2:2). Мы ограничимся здесь приведенными цитатами, так как весь  смысл новозаветной радости, суть Евангелия – Благой вести – заключается в возвещении  победы Христа. Рассматривая  учение о Христе «Розы Мира» в свете евангельского благовестия, становится очевидна та мысль, к которой старается склонить читателей – вольно или невольно – ее автор:  если Иисус Христос оказался слишком слаб, чтобы выполнить Свою миссию, и был побежден, значит,  во всех перечисленных Даниилом Андреевым бедах виноват Он Сам. Помимо  того, если Иисус Христос не завершил Свою миссию, значит, Церковь ущербна, а следовательно,  нуждается в  усовершенствовании, «помочь» в котором Ей может,  естественно, «Роза Мира».

На наш взгляд, в учении «Розы Мира» о Христе, вопиюще противоречащем Новому Завету, природа  тех духов, которые посещали Даниила Андреева, проявила себя наиболее ярко. Как мы помним, Даниил Андреев утверждал, что «Бог не воплощается». В Священном Писании о тех духах, которые внушают эту мысль, есть прекрасные слова: «Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста, о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1Ин.4:2-3). На наш взгляд, вывод из всего вышесказанного должен быть для читателя очевиден.

9. Отношение к христианству

Христианство, с точки зрения «Розы Мира», не обладает полнотой Откровения о Боге: «Не случайно христианская религия сама именовала себя именно христианской: кроме указания на ее происхождение от Христа, в этом наименовании заключено было отражение того факта, что эта религия есть откровение Бога‑Сына по преимуществу, то есть не столько религия Троицы, сколько именно Сына. Отсюда и эта чрезмерно туманная обобщенность, неясность, отсутствие полноты, а иногда и противоречивость в догматах, касающихся других ипостасей»[108]. Данное заявление несостоятельно: Иисус Христос послан Богом-Отцом (Ин.6:57), Дух Святой постоянно участвовал в деле нашего спасения (Мф.3:16), Он же пребывает в Церкви Христовой и ныне (Ин.15:26).

Иисус Христос призывал искать «…прежде Царства Божия и правды Его», свидетельствуя, что «…это все (материальные блага. – В.П.) приложится…» (Мф.6:33), Царство Христа «… не от мира сего» (Ин.18:36). Даниил Андреев, в отличие от евангельского призыва, превыше всего ставит материальное и социальное благо человечества: «…добиться существенного уменьшения социального зла старые религии не могли, так как не располагали необходимыми для этого материальными средствами (выделено нами. – В.П.), и отсутствие этих средств вызвало их отрицательное отношение ко всем подобным попыткам»[109]. Вероятно, в формировании подобного убеждения сказался коммунистический миф о материальном благополучии как двигателе развития нравственности общества.

Религиозная безграмотность автора позволяла ему приписывать традиционным религиям весьма своеобразные черты: «Старинные религии усматривали мерило относительной ценности личности в степени выполнения ею предписаний данного религиозно‑нравственного кодекса. Религии аскетической окраски наивысшей ступенью полагали святость, понимая под нею чистейший образец иноческого служения либо мученичество за веру. При этом любовь отступала на второй план. Иноческий или мученический подвиг совершался не в силу любви к людям и ко всему живому, но в силу жажды воссоединения с Богом и избавления от посмертных мук»[110]. Это утверждение ложно.  Оно представляет христиан эгоистами, в то время как в Священном Писании утверждается прямо противоположное: «Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.22:36-40). Эти заповеди не исключают друг друга, а дополняют.  Примеров проявления любви к ближнему в истории Церкви можно найти немало. Что же касается мученичества, то христиане идут на смерть не из ненависти к ближним или стремления побыстрее попасть в рай, а из желания быть верными Христу и тогда, когда смерть является единственной возможностью сохранить право остаться христианином.

Даниил Андреев не обошел своим вниманием и известный миф об «антиэкологичности» христианства: «…природоборческая тенденция перешла с христианством в Европу, подавила природные культы германского и славянского язычества и господствовала до конца средних веков»[111]. Современные язычники очень любят приукрашать древнее язычество, приписывая ему то, чего в нем не было. При этом благополучно забывается, что язычество древних времен ни во что не ставило столь любимую современным обществом  «свободу личности»: человек, будучи представителем рода, должен был жить под страхом изгнания из него, исполнять волю руководителей рода. Забывают они и о человеческих жертвоприношениях, которые для древних язычников были нормальным явлением. Библия говорит, что все творение принадлежит Творцу: «… у Господа, Бога твоего, небо и небеса небес, земля и все, что на ней» (Втор.10:14). Бог не призывает человека к эксплуатации окружающего мира, напротив,  целью творения Адама по отношению к земле было хранение и возделывание ее: «И взял Господь Бог человека, и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его» (Быт. 2:15).

Даниил Андреев выражает сомнение в истинности Священного Писания: «…великий враг не дремал, и даже на книгах Нового Завета явственно различается местами его искажающее прикосновение»[112]. Чаще всего каждый мистик, который пытается интерпретировать Священное Писание на основе собственных откровений, не стремится познакомиться с церковным толкованием. В большинстве случаев такие мистики не знают ни языков оригинала Священного Писания, ни истории его создания, не утруждают себя серьезным изучением Библии. Их логика предельно проста: мое утверждение истинно, потому что я так считаю. При этом их не волнует ни язык, ни культура того времени, для мистиков личное видение тождественно абсолютной истине. Даниил Андреев продолжает: «…исконный враг, проникая в человеческое сознание авторов Евангелия, … сумел извратить многие свидетельства, исказить и омрачить идеи, снизить и ограничить идеал, даже приписать Христу слова, которых Спаситель мира не мог произнести. У нас еще нет способов отслоить в Евангелии подлинное от ошибочного (выделено нами. – В.П.), нет точных критериев, нет очевидных доказательств. Каждому, читающему Новый Завет, следует помнить лишь, что учение Христа – это вся Его жизнь, а не слова только; в словах же, Ему приписываемых, истинно все, что согласно с духом любви, ошибочно все, отмеченное духом грозным и беспощадным»[113]. Интересные слова, особенно если учесть, что Даниил Андреев даже в рамках собственного учения не определился, Кем же был Иисус Христос – планетарным или вселенским «логосом». К тому же, если «нет способов отслоить в Евангелии подлинное от ошибочного»  и нет «очевидных доказательств», на основании чего Даниил Андреев решил, что в Евангелии есть ошибки? В целом, нельзя не заметить, что отношение Андреева к текстам Нового Завета противоположно новозаветному свидетельству о богодухновенности Священного Писания: если ап. Павел пишет, что «все Писание богодухновенно» (2Тим.3:16), то Даниил Андреев уверяет читателей, что оно написано людьми, в сознание которых проник «исконный враг», извративший многие свидетельства и даже приписавший Христу слова, «которые Он не мог произнести». Однако представление Даниила Андреева о личности ап. Павла отличается исключительной оригинальностью. Остановимся на этой теме подробнее.

Об ап. Павле Даниил Андреев пишет:  «Этот человек (апостол Павел. – В.П.) был носителем некоей миссии, безусловно светлой, но указанные личные и наследственные черты его извратили понимание этой миссии им самим. Вместо продолжения Христова дела, вместо укрепления и высветления церкви духом любви, и только этим духом, тринадцатый апостол развертывает громадную, широчайшую организационную деятельность, цементируя разрозненные общины строгими уставами, неукоснительным единоначалием и даже страхом, так как опасность быть выброшенным, в случае ослушания, из лона церкви порождала именно духовный страх. То обстоятельство, что апостол Павел никогда не встречал Иисуса Христа при Его жизни и был, следовательно, лишен всего того благодатного, что исходило непосредственно от Иисуса, – это обстоятельство не менее многозначительно, чем и другое: то, что Павел не испытал, как остальные апостолы, схождения Святого Духа (выделено нами. – В.П.). И однако остальные апостолы как бы отодвигаются на второй план, каждый из них сужает свою деятельность до локальных задач, до создавания христианских общин в той или другой стране, а лишенный благодати Павел постепенно оказывается центральной фигурой, возвышающейся надо всеми общинами, все их объединяющей и всем им диктующей то, что ему кажется продолжением Христова дела»[114]. Судя по всему, автор «Розы Мира» или вообще не читал Библию, или существенно ее подзабыл в то время, когда писал свой труд: «…Дух Святый сказал: отделите Мне Варнаву и Савла на дело, которому Я призвал их. Тогда они, совершив пост и молитву и возложив на них руки, отпустили их. Сии, быв посланы Духом Святым, пришли в Селевкию…» (Деян.13:2-4). Напомним: «…через возложение рук Апостольских подается Дух Святый» (Деян.8:18).

Скажем несколько слов о том, каким хотел бы видеть будущее Церкви автор «Розы Мира»: «И подчеркиваю, что высказываю здесь свое личное мнение[115] (выделено нами. – В.П.), ни на что не претендующее. Правда, мнение это представляется мне выводом, к которому со временем должны будут прийти многие и многие. Подтверждено оно было и той высшей инстанцией, которая остается для меня единственным решающим авторитетом. Но я считаю, что никто не уполномочен настаивать на единственной и абсолютной правильности этой идеи, на ее догматической обязательности. Законной, общеочевидной инстанцией, полномочной разрешить такой вопрос, мог бы быть Восьмой Вселенский собор, где представители всех ныне существующих христианских вероисповеданий и Роза Мира подвергли бы обсуждению этот тезис, равно как и тезис об абсолютной истинности и неотменимости постановлений вселенских соборов вообще, и, быть может, пересмотрели бы некоторые пункты ортодоксальной догматики…(выделено нами. – В.П.)»[116]. Все оккультисты призывают в принципе к одному и тому же: Церковь должна согласиться с их фантазиями, отказаться как от Священного Писания и от Священного Предания, а также пересмотреть Свои догматы.

10. Причины религиозных различий

Одной из наиболее активно распространяемых, повсеместно пропагандируемых различными оккультными направлениями идей, является идея о том, что все религии ведут к одному Богу. Желание укоренить эту мысль  в сознании людей понятно: ее внедрение стирает грани между истиной и ложью и позволяет распространять учения явно демонического происхождения, представив их в качестве  новых, неведомых ранее знаний, которых наконец достигло человечество. Своеобразную попытку примирения религий делает и Даниил Андреев: «К сожалению, это древнее недоразумение не разъяснено до сих пор: от античного многобожия давно ничего не осталось, но ожесточенная, узкая, лишенная всякой мудрости нетерпимость проявляется всякий раз, когда христианским церквам или по крайней мере тем, кто говорит от их имени, доводится высказывать свое суждение по вопросам индусских, китайских, японских, тибетских систем[117]. Столь же нетерпимы и две другие религии семитического корня. Здесь налицо типичный случай разнствования религий по горизонтали: не противореча друг другу по существу[118], не сталкиваясь друг с другом в необозримом духовном космосе, христианство и индуизм, буддизм и ислам, иудейство и религия синто говорят о разном, о разных, так сказать, духовных странах, о разных сегментах Шаданакара; ограниченность же человеческая толкует это как противоречия и объявляет одно из учений истинным, а остальные – ложными. – «Если Бог един, то другие боги суть, так сказать, самозванцы: это – или бесы, или игра человеческого воображения». Какая детская мысль! Господь Бог един, но богов много; начертание этого слова в русском языке то с большой, то с малой буквы достаточно ясно говорит о различиях содержания, вкладываемого в это слово в обоих случаях. Если же повторение этого слова в различных смыслах пугает кого‑нибудь, пусть он заменит его, говоря о политеизме, каким‑нибудь другим: «великие духи», «великие иерархии», но от этого ничего не изменится, если не считать того, что употребление слова «дух» может в ряде случаев повести к недоразумениям, ибо многие из этих богов суть не духи, а могучие существа, обладающие материальной воплощенностыо, хотя и в других, трансфизических слоях бытия»[119]. Автор совершенно не замечает того, что его логика работает против него же: кто мешает христианам и представителям других, упоминаемых Андреевым религий, заявить, что та же «ограниченность человеческая» не позволяет автору увидеть существенные противоречия разных религий и заставляет объявить их всех равными, лишь говорящими «о разных  сегментах Шаданакара»? Причина этого недоразумения проста: все рассуждения Андреева могут быть верны только при условии, что его описание «тонких миров» соответствует действительности. Но если все, о чем Даниил Андреев пишет – не более чем плод демонической фантазии, внушенной ему? Христианство утверждено на вере во Христа: «…благодать же и истина произошли чрез Иисуса Христа» (Ин.1:17). Принимая Христа, мы принимаем данную им истину, потому что знаем: «…познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин.8:32). Христианин призван к свободе, но достичь ее, опираясь на ложь, нельзя. Потому вопрос об истине становится вопросом жизни и смерти, вопросом спасения и вечной погибели. Христиане отвергают труды подобные «Розе Мира» не из-за своего невежества, а в силу своей веры во Христа, явившего Собою всю полноту Истины.

«…Мы видим вторую историческую и психологическую причину укоренившихся разногласий между вероучениями: неправомерное отрицание чужого утверждения только на том основании, что мы не располагаем положительными данными по этому вопросу»[120]. Под «положительными данными» Даниил Андреев понимает здесь мистический опыт, который положен в основу каждой конкретной религии. Согласно учению Даниила Андреева, каждая религия обладает лишь частью истины, так как мистические откровения традиционных религий дискретны и не передают всей полноты бытия духовного мира, в отличие от учения самого Даниила Андреева, которое основано, по его утверждению, на цельном описании структуры шаданакара, а потому отражает всю полноту духовной реальности.

Автор «Розы Мира» продолжает: «Материал этих рядов опыта учит нас подходить ко всем догматам и тезисам динамически, уметь понять всякий тезис как звено в цепи религиозно‑исторического развития…»[121]. Это опять же к вопросу об относительности или абсолютности истины. Христианская Истина Абсолютна, Она есть Христос, Который засвидетельствовал о Себе: «Я есмь путь, истина и жизнь» (Ин.14:6), «истина во Иисусе» (Еф. 4:21). Если слова Священного Писания истинны, то любые идеи, отвергаемые им, являются ложными.

11. Правительство Розы Мира и его подданные

Одну из своих задач Даниил Андреев видел в замедлении установления мировой тирании антихриста. Можно было бы ожидать, что та интеррелигия, к которой он призывает, будет отличаться терпимостью и добротой, но так ли это? «Сразу же полный отказ от принуждения – утопия. Но этот элемент будет убывать во времени и в общественном пространстве. Всякая дисциплина слагается из элементов принуждения (выделено нами. – В.П.) и сознательности, и от соотношения между собою этих двух элементов зависит тот или иной род дисциплины»[122]. Характерно, что право определять уровень «сознательности», а значит, и меру «принуждения», «Роза Мира» оставляет за собой.

«Роза Мира» считает необходимой тотальную унификацию государств, постепенную утрату их национальной самобытности: «В первый период правления Розы Мира национальные, местные особенности политических установлений, традиционных общественных институтов разных стран еще сохранятся, изменяясь постепенно, и не извне, а изнутри, пока универсальное государство не утратит специфических черт бюрократизма»[123]. Заметим, что, в то время как Православная Церковь призывает к сотрудничеству с государством, при условии уважения им прав верующих[124], «Роза Мира» ставит своей целью замену государственной власти своей собственной.

Вся политическая деятельность, при условии воплощения в жизнь учения «Розы Мира»,  будет находиться под контролем: «Что касается политических партий, то они будут функционировать как и раньше. Единственным препятствием для них может быть только одно: их агрессивно‑национальный, агрессивно‑классовый или агрессивно‑религиозный характер. Квалифицировать ту или иную партию как агрессивную имеют право только инстанции самой Розы Мира (выделено нами. – В.П.)»[125].  Как видим, если учение Даниила Андреева воцарится в мире, наступит время жесточайшей диктатуры, которую когда-либо знало человечество.

Заключение

Подытожим наши рассуждения. «Роза Мира» – это мистическое учение, созданное человеком, который не обладал христианским духовным опытом. Судя по всему, Даниил Андреев не очень хорошо знал Священное Писание. Откровения Даниил Андреев получал, находясь в тюрьме и, как можно предположить, пребывая не в лучшем  психологическом состоянии. По своему содержанию учение «Розы Мира» противоречиво, использованная в книге богословская терминология применяется неверно. «Роза Мира» возрождает древние ереси, в частности модализм. Заявляет, что Иисус Христос не выполнил Свою миссию на земле, фактически превращая Его в неудачника.  Автор утверждает, что цель написания его книги заключается в том, чтобы задержать приход антихриста, но если выделить признаки пришествия антихриста, опираясь на Священное Писание, то можно увидеть, что поставленной перед собой задачи автор не выполняет. Напротив, он искажает Евангелие, ставит материальное благополучие выше духовного, полностью изменяет учение об Иисусе Христе, призывает сконцентрировать всю политическую и духовную власть в руках последователей «Розы Мира», то есть как раз делает все то, что, согласно Священному Писанию, является признаками власти самого антихриста. Наконец, он отвергает Боговоплощение, что, согласно Священному Писанию, так же есть проявление духа антихриста: «Духа Божия (и духа заблуждения) узнавайте так: всякий дух, который исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, есть от Бога; а всякий дух, который не исповедует Иисуса Христа, пришедшего во плоти, не есть от Бога, но это дух антихриста (выделено нами. – В.П.), о котором вы слышали, что он придет и теперь есть уже в мире» (1Ин.4:2-3).

Тайна «Розы Мира» заключается в том, что Даниил Андреев, будучи марионеткой тех сил, с которыми стремился бороться, став автором «Розы Мира», явился одним из предтеч антихриста, готовящих его приход.

 


[1] Вандерхил Э. Мистики XX века: Энциклопедия. М., ООО «Издательство Астрель»; Изд. Миф. С.348.

[2] Там же. С.348-349.

[3] См.: Даниил Андреев. Роза Мира. М.,  Иной мир. 1992. С.55.

[4] Там же. С.15.

[5] Там же. С.16.

[6] Контролировать деятельность государств должны представители новой интеррелигии «Роза Мира».

[7] Т.е. воспитание поколений на идеологии «Розы Мира».

[8] При условии  признания ими учения «Розы Мира» и изменения своего вероучения в свете ее доктрин.

[9] Все те, кто признают «Розу Мира» ведущей духовной силой и подчинятся ей.

[10] Типичная утопия большинства тайных обществ.

[11] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.18.

[12] Преобразование мира теми силами, которые стоят за «Розой Мира». При этом, преобразование должно быть как социальным, так и духовным. Под «просветлением» понимается изменение духовной природы человека в результате воздействия излучений, энергий силы, стоящей за «Розой Мира», подчинение этой силе.

[13] Совокупность разноматериальных слоев небесного тела Леонид Андреев называет брамфатурой, брамфатура Земли называется у него шаданакар.

[14] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.28.

[15] Там же.  С.4.

[16] Там же. С.8.

[17] Учение Даниила Андреева о боге, как читатель увидит ниже, принципиально отличается от учения Христианской Церкви, что не позволяет нам писать слово «бог» с заглавной буквы там, где речь идет о «боге» «Розы Мира».

[18] Подробнее о монадах мы поговорим в отдельной главе.

[19] Хотя из логики учения это никак не следует. Цель монады – слияние с богом, природа монады тождественна природе  бога, следовательно, полное слияние с ним означает всякую потерю своего «я». Вероятно, Даниилу Андрееву очень хотелось, чтобы учение, изложенное в «Розе Мира», стало приемлемым для христиан, что и заставляло его выдвигать положения, которые никак не соответствуют логике его же собственного учения.

[20] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.91.

[21] Там же.  С.276.

[22] Олирна – «страна усопших» в тонком мире. Место, в которое «душа» попадает после смерти.

[23] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.226.

[24] Там же. С.230.

[25] Там же. С.238.

[26] Там же.  С.24.

[27] Там же.  С.223.

[28] Иерей Олег Давыденков. Догматическое богословие. Курс лекций. М., Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт. 1997. Ч.III. С.277.

[29] Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Точное изложение православной веры. Книга 4. гл.26 / Источник знания. М., Индрик. 2002. С.333.

[30] Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский. Толкование на деяния и соборные послания святых апостолов. Книга 3. М., Лепта, 2002. С.278.

[31] См.: Иерей Олег Давыденков. Догматическое богословие. Курс лекций. М., Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт. 1997. Ч.III. С. 278.

[32] Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. М.,  Индрик. 2002. С.332.

[33] Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский. Толкование на деяния и соборные послания святых апостолов. Книга 1. М., Лепта, 2002. С.449. См. также 2Ин.1:7 в переводе под ред. еп. Кассиана Безобразова: «потому что много обманщиков вышло в мир, не исповедующих Иисуса Христа, грядущего во плоти».

[34] Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский. Толкование на Евангелие от Иоанна. Книга 4. М., Лепта, 2002. С.149.

[35] Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский. Толкование на деяния и соборные послания святых апостолов. Книга 3. М., Лепта, 2002. С.282.

[36] Цит. по: А.И.Осипов. Путь разума в поисках истины. М., Сретенский монастырь. 2002.  С.389.

[37] См.: А.И.Осипов. Путь разума в поисках истины. М., Сретенский монастырь. 2002.  С.388.

[38] Блаженный Феофилакт, архиепископ Болгарский. Толкование на деяния и соборные послания святых апостолов. Книга 3. М., Лепта, 2002. С.280.

[39] Иерей Олег Давыденков. Догматическое богословие. Курс лекций. М., Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт. 1997. Ч.III. С.276.

[40] Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Точное изложение православной веры. Книга 4. гл.26 / Источник знания. М.,  Индрик. 2002. С.333.

[41] Иерей Олег Давыденков. Догматическое богословие. Курс лекций. М., Православный Свято-Тихоновский Богословский Институт. 1997. Ч.III. С.281.

[42] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.37.

[43] Там же. С.37.

[44] Там же. С.37.

[45] Там же. С.37.

[46] Там же.  С.38.

[47] «Метаистория1. Ныне находящаяся вне поля зрения науки и вне ее методологии совокупность процессов, протекающих в тех слоях иноматериального бытия, которые, пребывая в других видах пространства и других потоках времени, просвечивают иногда сквозь процесс, воспринимаемый нами как история. 2. Религиозное учение об этих процессах». Даниил Андреев. Роза Мира. М.,  Иной мир. 1992. С.570.

[48] Даниил Андреев. Роза Мира. Иной мир. М.,1992. С.57.

[49] Там же. С.57-60.

[50] Интересно, каким образом автор это определил?

[51] Т.е. тех сил, которые «борются» со злом и направляют «духовную» эволюцию человечества.

[52] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.60.

[53] Видел ли Андреев тех, с кем общался? На этот вопрос Даниил Андреев отвечает так: «Нет. Разговаривали ли они со мной? Да. Слышал ли я их слова? И да, и нет. Я слышал, но не физическим слухом. Как будто они говорили откуда‑то из глубины моего сердца» Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.62.

[54] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.60.

[55] Гайслер Норман Л. Энциклопедия христианской апологетики. Библия для всех. СПб. 2004. С.816.

[56] Трудно предположить, что автор, находясь в заключении,  не пребывал в депрессивном состоянии. Депрессия ведет к снижению критического самоанализу, человек становится более внушаем.

[57] «Термин … «трансфизический» применяется ко всему, что обладает материальностью, но иной, чем наша, ко всем мирам, существующим в пространствах с другим числом координат и в других потоках времени. Под трансфизикой (в смысле объекта познания) я понимаю всю совокупность таких миров вне зависимости от процессов, там протекающих…. Слово же «трансфизика» в смысле религиозного учения означает учение о структуре Шаданакара». Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.65-66.

[58] «… явления, которые я назвал трансфизическими странствиями и встречами, могут быть, в зависимости от своего содержания, отнесены либо к метаисторическому роду познания, либо к трансфизическому, либо ко вселенскому». Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.66. В целом «трансфизическими» можно назвать путешествия автора по «тонким мирам», встречи с населяющими эти миры существами, а также  откровения о происходящих там событиях и о  последствиях этих событий в истории энрофа.

[59] Даниил Андреев. Роза Мира. М.,  Иной мир. 1992. С.61.

[60] Не будет ли точнее сказать, что это «провиденциальные силы» «помогли» Даниилу Андрееву «вспомнить» и «понять»?

[61]«Деперсонализация (отчуждение от самого себя) – расстройство сознания личности, сопровождающееся отчуждением психических свойств личности…Сознание личности при некоторых бредовых синдромах может полностью на короткое или на длительное время изменяться (бредовая деперсонализация). Больные перестают быть для себя прежней личностью и становятся в своем сознании богом, властителем Вселенной, посланцем иных планет и т.д. Возникающие при этом противоречия не вызывают у них сомнений».  «Руководство по психиатрии». Под редакцией академика АМН СССР А.В. Снежневского. М., Медицина. 1983. Т.1. С.20-21.

[62] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.61.

[63] Имеются в виду адские и райские миры.

[64] Для того, кто их пережил.

[65] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.62.

[66] Там же. С.62

[67] Там же. С.63.

[68] Там же. С.536.

[69] Там же. С.56.

[70] Там же. С.570.

[71] Там же. С.94.

[72] «Звента‑Свентанавеликая богорожденная монада, выразительница Вечной Женственности, Невеста Планетарного Логоса, сошедшая с духовных космических высот в верхние слои Шаданакара около полутора столетий назад и долженствующая принять просветленное (отнюдь не физическое) воплощение в одном из затомисов человечества. Это метаисторическое событие отразится в земном Энрофе как появление Розы Мира». Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.569.

[73] Если богорожденные монады принципиально не способны к отпадению, то как было возможно  богоотступничество Люцифера?

[74] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.221.

[75] Там же.  С.84.

[76] Там же.  С.93.

[77] Там же. С.96.

[78] Там же. С.86.

[79] Там же. С.90.

[80] Там же. С.30.

[81] Там же. С.85.

[82] Там же. С.45.

[83] Там же. С.95.

[84] Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. М., Изд. Сретенского монастыря. 2002. С.110.

[85] Гайслер Норман Л. Энциклопедия христианской апологетики. Библия для всех. СПб., 2004. С.702.

[86] Каждой монады.

[87] «Демиурги – все, кто творит во славу Божию, из любви к миру и его Первотворцу». Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.93.

[88] Там же. С.93.

[89] Инь и янь – две  противоположности, которые исходят из единого начала Дао и создают мир.

[90] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.242.

[91] См.: Питанов В.Ю. Избранные вопросы православной апологетики. Глава «Учения Христианской Церкви о Пресвятой Троице и Божественности Иисуса Христа».

[92] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.241.

[93] Там же. С.240.

[94] См. сноску 72.

[95] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.248.

[96] Там же. С.227.

[97] См.: Питанов В.Ю. Избранные вопросы православной апологетики. Глава «Учения Христианской Церкви о Пресвятой Троице и Божественности Иисуса Христа».

[98] Т.е. «христов» много!

[99] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.221.

[100] Там же. С.46.

[101] Складывается впечатление, что автора интересует не столько истинность учения, которое он проповедует,  сколько  желание понравиться всем и никого не обидеть.

[102] Странные слова, особенно если учесть, что Иисус Христос  Даниила Андреева  – не «логос вселенной», а «планетарный логос», неужели автор забыл собственное учение?

[103] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.45.

[104] См.: Питанов В.Ю. Суд совести: агни-йога против христианства. Глава «Путешествовал ли Иисус в Индию?»

[105] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.227.

[106] Там же. С.226.

[107] Там же. С.539.

[108] Там же. С.239.

[109] Там же. С.17.

[110] Там же. С.30.

[111] Там же. С.67.

[112] Там же. С.227.

[113] Там же. С.228.

[114] Там же. С.232.

[115] Мнение Даниила Андреева состоит в следующем: «Он (Святой Дух. – В.П.) есть Бог‑Отец и … Бог‑Отец есть Бог Святой Дух, – … это два именования одного и того же – первого – лица Пресвятой Троицы». Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.240.

[116] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.240.

[117] Во-первых: «…ожесточенная, узкая, лишенная всякой мудрости нетерпимость» – разве подобная лексика не показывает, что автор сам болен теми «болезнями», в которых обвиняет христиан? Во-вторых,  суждения самих представителей этих религиозных систем о христианстве сторонники равенства религий, в том числе и Андреев, обычно не приводят.

[118] См.: Питанов В.Ю. Избранные вопросы православной апологетики. Глава ««Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин.14:6), или много ли путей, ведущих к Богу?»

[119] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.47.

[120] Там же. С.42-43.

[121] Там же. С.49.

[122] Там же. С.19.

[123] Там же. С.509.

[124] Прот. Владислав Цыпин. Курс церковного права. Клин. Фонд «Христианская жизнь». 2002. С.676.

[125] Даниил Андреев. Роза Мира. М., Иной мир. 1992. С.510.

 

Теги: 
антихрист, Даниил Андреев, Роза мира

Поделиться

 
Яндекс.Метрика